Советская и российская рок-группа
ЗВУКИ МУ

Советская и российская рок-группа Звуки Му

МУКИ ЗВУ...
МУЗЫКАЛЬНЫЕ СТРАНИЦЫ
Журнал "МЫ", № 11, 1991 г.

«Звуки Му» - советская и российская рок-группа, существующая до сих пор. Появилась еще в начале 1980-х годов, созатель - Петр Мамонов. На протяжении всех лет музыкальной деятельности тексты группы демонстрировали исключительно бытовую тематику, что позволяло отнести «Звуки Му» к числу "чисто народных групп". Однако звучание музыки постоянно менялось, в разные периоды затрагивая такие модные среди "творческой народной интеллигенции" направления как экспериментальный рок (1983-1987 гг.), психоделия (1988-1991 гг.), пост-панк (1993-1997 гг.) и ло-фай (lo-fi, 1998-2005 гг.). Кроме музыки группа постоянно меняла составы, иногда в группе оставался (и выступал при этом на концертах группы!) один Мамонов, а иногда коллектиы вообще распадался, но ненадолго. Последний альбом «Звуков Му» вышел 12 лет назад (в 2005-м году), и казалось коллектив распался уже навсегда. Однако в 2015 году Петр Мамонов собрал совершенно новых музыкантов и объявил, что очередная реинкарнация группы теперь будет называться «Совершенно новые Звуки Му».

Предлагаем вашему вниманию архивную статью о группе, взятую из журнала "МЫ", № 11, 1991 г.


Когда я впервые услышала и увидела Петра Мамонова с группой «Звуки му» на концерте, меня чуть не вырвало. «Муха похожа на пряник»? - стучало в ушах и казалось, будто я этот пряник надкусила и теперь во рту растекается гадость, как от разжеванной жирной навозной мухи. «Это очистительное отвращение, катарсис», - убеждали поклонники «Звуков», но что-то мешало поверить. После недавней презентации фильма «Такси-блюз», где Мамонов сыграл главную роль, когда он выступил в московском кинотеатре «Октябрь» уже в составе «Мамонов и Алексей», точно знаю, что мне мешало воспринимать певца раньше. Аудитория. На афишах концертов хотелось написать: «Люди до 40 лет не допускаются».

рок-группа Звуки Му Самому Мамонову было тогда немногим меньше сорока. Мне - едва 30. Соответственно казалось, что за сорокалетним рубежом наступает почти небытие, глубокая старость, когда уже все равно - калечь себя любыми зрелищами, вряд ли что-то изменишь. Великовозрастные рокоманы тащились от песен Мамонова, но я глядела на них снисходительно, подозревая, что им уже по годам требуются изощренные способы возбуждения.

А вот детей жалко. Когда 15-летняя сикушка визжит от восторга при виде Мамонова и весело пляшет, повторяя: «У каждой бабы есть свои люляки...»

Я неоднократно пыталась высказать свои соображения в статье. Останавливало то, что в критике «Му» сами собой выплывали аргументы из тех, что извечно бросали в лицо року да и многим эксцентрическим направлениям искусства. Будучи на самом деле поборницей неординарного творчества и признавая за художником право не считаться ни с какими регламентациями, я стыдилась применить методы зашоренных оппонентов. (В конце концов никому еще не удалось определить границу, отделяющую порнографию от эротики, пропаганду насилия от картин ужасов, созданных ради освобождения от страха и его причин, - все это зиждется на восприятии зрителя).

Однако печальные мысли о «воспитательной роли» мамоновских песен все-таки волновали. Он смотрится престарелым растлителем, за углом спускающим штаны при виде молоденькой девчонки. Поглядев на его персонаж, возненавидишь любые интимные, да и просто человеческие взаимоотношения. Это с возрастом вырабатывается иммунитет к подобным хохмам. Узнаешь, что любовь и грубая обыденность не исключают друг друга. Люди, прожившие долгую семейную жизнь, готовы воспринять как шутку почти непременные штрихи супружеских отношений вроде: «Только не лезь ко мне со своей бесконечной едой» или «У нас была любовь, а теперь - ремонт». Однако персонаж Мамонова возводит в главное качество человеческих чувств параноидальный рык - «Отвяжись!»

Сам Мамонов настаивает, что смысл его песен возникает на дистанции, разделяющей сценический образ и личность артиста. Когда я впервые зашла за кулисы познакомиться с Мамоновым и по традиции рокерского панибратства спросила, могу ли называть его Петей, он сказал: «Зачем же, я - Петр Николаевич, так и зовите». Ему явно не слишком импонировала вульгарная манера молодежи вопить из зала: «Петя, давай!» Нынче посмеивается: «Про «Такси-блюз» говорят - Мамоныч себя сыграл».

Впрочем, «Звуки му» при энергичном содействии своего басиста Александра Липницкого долгое время поддерживали легенду о полной идентичности Петра Николаевича с его песенным имиджем. Так казалось интереснее. Одноклассников Петю и Сашу выгнали из 30-й московской школы. Без определенных занятий они продолжали обретаться в родных местах, в Большом Каретном переулке (воспетом Высоцким, а ныне переименованном в улицу Ермоловой). Вязались с дворовой шпаной, с которой Мамонов и начал музицировать в группе «Экспресс». Первую песню сочинил в 1981 году, развлекая приятелей на кухне. («Му» появились в 1984-м.) Гримасничал, фиглярничал, передразнивал алкашей, изображал сценки вроде нынешней «Денег, вышли мне денег!» - в общем, корешам нравилось. Эдакие будни и праздники знаменитого района Хитровки, прямо в записную книжку дяди Гиляя.

Муки Зву... Согласитесь, куда более занятно, чем рассказать, как Мамонов закончил полиграфический техникум. Что с помощью мамы он освоил скандинавские языки и нередко работает переводчиком. Что у него трое детей. Гита- рист Алексей, оставшийся в теперешнем составе с Мамоновым,- его брат, хотя фамилию носит - Бортничук.

«Мамонов поставил над собой эксперимент погружения на самое дно жизни»,- декларировал Липницкий. Эка невидаль, подобные опыты производит над собой чуть ли не каждый в нашей стране. Оживление коммерческой жизни заставило Липницкого изменить отношение к Мамонову. Липу начала возмущать неорганизованность приятеля, на котором стало возможно делать деньги. Периодически Петр Николаевич появлялся отмытым, остекленевшим, свежезашитым. И это тоже как-то не устраивало, вовсе испарялся темперамент.

Идя до конца по логике добровольного саморазложения сознания, в выступлениях Мамонова той поры мне больше всего нравился его конферанс между песнями. Это было какое-то нечленораздельное икание, полное самоуничтожение персонажа, «абстракционизм» в роке.

Впрочем, думаю, для «Звуков» первое перестроечное оживление не стало воистину звездным часом. В океане выплеснувшихся на подмостки и экраны помоев они чуть не потерялись. На время показалось, будто мужеством является уже не ерничество и юродство, а хватка преуспеть на празднике жизни. Мамонов не нарочно, но органически халтурил, найдя успех у юношеской аудитории, часто склонной воспринимать творчество лишь по первому плану.

Рассуждения Петра Николаевича в пору, когда, судя по телевизионным передачам, валютная проститутка стала символом прогресса, не звучали убедительно. «Да он валютных никогда не видел,- оправдывал друга Липа,- он знает и любит настоящих изгоев, трехрублевых».

Мы сидели с Мамоновым в символическом месте, у фонтана на площади Пушкина. Он парил про Русь с судьбой Сони Мар- меладовой, а я вкручивала ему, что он потрафляет подонкам. Его персонаж не просто признается во всех смертных грехах:

Я самый плохой,
я хуже тебя,
я самый ненужный,
я - гадость, я - дрянь...


Он гордится этим: «ЗАТО я умею летать!» Способность летать как бы обусловливается необходимостью вываляться в дерьме.

И вот я слушаю Мамонова в зале «Октябрь». Выйдя к респектабельным зрителям киношной премьеры, он немного смутился, а затем, вероятно мысленно переодев всех в домашние халаты, завел задушевный разговор. Обращение к более зрелой публике дало исполнению Мамонова нужные подтекст, воздух, глубинный план. Это уже и впрямь - Галич, Высоцкий...

Звуки Му
Журнал "МЫ", № 11, 1991 г.

Изменилось время. Нынче рефрен чудом спасшегося после вчерашнего «парашютиста» - «А утром мне скажут, что у нас все в порядке» - уже не слушается очередной отповедью в адрес лживой застойной прессы. Образ приобрел новую актуальность.

В давнишней нашей беседе Мамонов признался: «Я вообще не читаю газет и журналов, там все - сенсации». Тогда признание не стало для меня открытием, его можно было вычислить хотя бы по песне Петра Николаевича «Союзпечать». Сегодня убедилась, дарование Мамонова в принципе не стыкуется с ажиотажем.

Я спрашивала у Мамонова, как правильно писать название его бывшей группы: считая, что это недоговоренное слово «музыка» или аббревиатура «московских улиц»? «Просто - «му»,- ответил он.

Злобный Му, темный Му - «я ничего тут не пойму». Рядом с ним всегда маячит фигура с приятным расширением пониже тонкой талии, которую приятно наклонять, нагибать, опрокидывать, пока все не выпито и порожнюю бутылку не тащить сдавать за медную мелочь. «Необходимые встречи с необъяснимым концом... встречи... с концом... если девушка с другом, сразу лечь... втроем... на рельсы. Ложись, встреча!» «Стану хорошим... Хороши оба до хорошего гроба». «Скорее пришла бы суббота... пойти на работу». «Все, кто послушался маму, роют себе канаву». И как единственный вывод и выход - «Му вам на воротник».

Когда еще казалось не бесполезным зажигать огни по другим поводам, спички, лирически горящие в честь «Цветов в огороде», смотрелись непотребным гимном наркомании. Когда снова становится скучно и беспросветно, идея посеять мачок на пяти сотках уже не кажется дурацкой.

Не верь, если я краснею, когда на тебя залез...
просто это диатез...
зайди зимой с любимой
в мой подъезд,
там ты поймешь,
что такое мой диатез.


Му - персонаж дней печали. Когда ухарски восклицаешь: «Что наша жизнь? Каких-нибудь несколько десятилетий «секса с самим собой».

Опубликовано:
12.10.2016 г.

Дискография группы Звуки Му

Студийные альбомы группы
ЗВУКИ МУ

Простые вещи, 1988 г.

Крым, 1988 г.

Zvuki Mu, 1989 г.

Транснадёжность, 1991 г.

Мамонов и Алексей, 1992 г.

Простые вещи, 1988 г.

Крым, 1988 г.

Zvuki Mu, 1989 г.

Транснадёжность, 1991 г.

Мамонов и Алексей, 1992 г.

Грубый закат, 1995 г.

Жизнь амфибий, как она есть, 1996 г.

Шкура неубитого, 1999 г.

Шоколадный Пушкин, 2000 г.

Электро Т, 2002 г.

Грубый закат, 1995 г.

Жизнь амфибий, как она есть, 1996 г.

Шкура неубитого (неизданное ранее), 1999 г.

Шоколадный Пушкин, 2000 г.

Электро Т, 2002 г.

Шкура неубитого 2, 2002 г.

Мыши 2002, 2003 г.

Зелёненький, 2003 г.

Великое молчание вагона метро, 2003 г.

Сказки братьев Гримм, 2005 г.

Шкура неубитого 2 (неизданное ранее), 2002 г.

Мыши 2002, 2003 г.

Зелёненький, 2003 г.

Великое молчание вагона метро, 2003 г.

Сказки братьев Гримм, 2005 г.

Сборники и концертники группы Звуки Му

Прочие альбомы и сборники группы
ЗВУКИ МУ

Грубый закат. Dance Mix, 1995 г.

П. Мамонов 84-87, 1996 г.

Инструментальные вариации, 1996 г.

Легенды русского рока (Звуки Му), 1997 г.

Набрал хороших на один компакт, 2000 г.

Грубый закат. Dance Mix, 1995 г.

П. Мамонов 84-87, 1996 г.

Инструментальные вариации, 1996 г.

Легенды русского рока (Звуки Му), 1997 г.

Набрал хороших на один компакт, 2000 г.

Российский рок-хит - Звуки Му

СПЛИН

ЛИЦЕЙ

КАЛИНОВ МОСТ

КОШКИН ДОМ

ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА РАЗДЕЛА "РУССКИЙ РОК"


Голые девственницы. Приложение Музыка Высшего Интима

Внимание!

Рок-энциклопедия

КАРТА САЙТА

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА САЙТА