ЧТО МЫ ЗНАЕМ О МИКРОБАХ?
Альманах «Природа и люди», № 1, 1910 г.

Что мы знаем о микробах? Альманах Природа и люди


Что мы знаем о микробах?
Очерк профессора И. И. Мечникова
Альманах «Природа и люди» № 1, 1910 г.


Стр. 13-15

В очерке сохранена оригинальная орфография и стилистика, заменены только латинские "i" в русских словах, а также "ъ" и удалены окончания "ь" в ненужных местах.

I.
Явление свёртывания. – Открытие д-ра Давена. – Великан среди микробов. – Чумная бацилла. – Спирилла Обермейера. – Стафилококки. – Виды микробов. – Микробы-растения и микробы-животныя. – Чума. – Практическое значение науки о микробах.


Когда вино, молоко или другая органическая жидкость портится, говорят, что они «свёртываются». То же выражение часто употребляют и в общежитии при разговоре о больных. В народе говорят: такой-то очень болен. У него свернулась кровь! Инстинктивно народное чутьё уже давно угадало сходство между изменением в органической жидкости и переменой, происшедшей в больном организме. Однако, путь к этой истине, принятой в настоящее время повсеместно в науке, был длинен и тяжёл. Она привилась только тогда, когда гений Пастера доказал, что органические жидкости свёртываются только потому, что в них развиваются микроорганизмы, м и к р о б ы. Он показал, что когда вино делается горьким или тягучим, - это потому, что в нём завелись известные микробы и изменили его натуральныя свойства; что когда молоко свёртывается, киснет, сгущается – это потому, что оно подверглось действию молочных микробов, которые превращают молочный сахар в молочную кислоту. Именно вслед за этими наблюдениями удивительная наука о микробах и подвинулась вперёд. Тогда-то прозорливые умы, уже давно предчувствовавшие, что явление свёртывания крови аналогично явлению скисания вина, принялись за работу. Они говорили, что так как одни микробы были причиной порчи вина и молока, другие микробы весьма легко могли сделать человека больным, точно таким же образом испортив кровь. И работа учёных не пропала безплодно.

Проф. И. И. Мечников в своей лаборатории Прежде всего, французский доктор Давен вспомнил, что еще несколько лет тому назад он различил, разсматривая кровь издохших от чумы баранов, как-бы микроскопическия палочки, похожия на известные микробы Пастера. Тогда изследователь и не подозревал значения этих палочек.

Но когда Пастер опубликовал свою знаменитую теорию, Давен понял, что то, что он когда-то видел, были микробы, которые, распространяясь, порождают страшную болезнь – чуму.

Он присвоил им название «бактеридов», или «чумных бацилл». Однако, многие врачи, приписывавшие чумныя заболевания тайным и невидимым причинам, запротестовали против бактериальнаго объяснения болезни, протестовали долго, несмотря на работы Пастера и Коха, пока истина не восторжествовала. И какое оказалось счастье для человечества, что чумная бацилла – самая громадная из всех существующих микробов! Благодаря своим значительным, - относительно, конечно, других, - размерам, этот гигант среди безконечно-малых, достигающий одной сотой доли миллиметра в длину и более, мог быть замечен уже в тот период, когда методы изследования были еще весьма несовершенны: достаточно вспомнить, что микроскоп, с помощью котораго Давен разсматривал каплю зараженной чумой крови, давал увеличение всего в 200-300 раз. Однако, и этого прибора было достаточно ученому, чтобы различить среди красных кровяных шариков присутствие подозрительных, маленьких палочек безцветных и неподвижных.

Этот первый успех открыл дальнейший путь.

Тотчас-же стали искать микробов и других заразных болезней, тифа, дифтерита и т. д. Однако наука, еще бедно вооруженная тогда, долго не имела успеха. Только возвратный тиф – болезнь, неизвестная во Франции, но распространенная в Восточной Европе, - дал возможность раскрыть ея секрет. Немецкий доктор Обермейер открыл микроб этого тифа в крови. Паразит был похож на буравчик или штопор и обладал способностью быстро двигаться. Эта-то необычайная подвижность и выдала «спирилла» Обермейера. Будучи значительно меньше чумной бациллы, спирилла была-бы незамечена без этих предательских движений.

Однако, для дальнейшаго успеха народившейся новой науки – микробиологии – нужно было изобрести более совершенные методы изследования.

Пастер, воспользовавшись опытом, приобретенным им во время его безсмертных изследований брожения, употребил свой способ культуры микробов в бульоне. Он показал таким образом, что родильная горячка – результат действия микробов, являющихся в виде нити из шариков, которые получили название «стрептококков», а кровавый чирей происходит от овальных микробов, получивших позднее название «стафилококов».

Мало-по-малу было показано, что и другия болезни обязаны происхождением разным микробам; одни из них, бациллы, в форме палочек, другие, спириллы, являются в форме буравчиков, третьи, кокки, в виде крошечных шариков. Наконец, увеличивая все более и более брешь, проделанную в громадной стене человеческаго невежества, немецкий ученый Кох, более всего способствовавший успеху этого дела, достиг весьма серьезных усовершенствований в методах изследования. Ему удалось сделать это так удачно, что в продолжение двух лет он открыл, сам или через своих учеников, микробов туберкулеза, холеры, дифтерита, тифа, сапа и некоторых болезней животных. Другие изследователи обнаружили бациллы проказы (Гансен), диплококки воспаления легких (Таламон и А. Френкель), бациллы столбняка, и других болезней.

Благодаря трудам этих ученых выяснилось, что болезнетворных микробов можно разделить на два разряда: одни представляют из себя маленькия растения, другие оказываются маленькими животными. Все бациллы, спириллы и кокки, о которых выше упомянуто, принадлежат к группе бактерий – микроскопический растений, в роде низших водорослей. Многия инфекционныя болезни – результат их действия, но не все. Так, микроб малярии, найденный Лавераном, не есть растение, а животное типа простейших, стоящих на самой низшей ступени животной жизни.

Долго думали, что этот микроб малярии был единственный представитель животнаго царства среди микробов. Но в настоящее время доказано, что целая серия инфекционных болезней животных и одна странная болезнь, которой подвержены люди, развиваются от микробов, принадлежащих к классу инфузорий; последния, как известно, относятся также к типу простейших. Речь идет о трипанозомах, - микроскопических существах, снабженных весьма подвижными жгутиками. Они вызывают болезнь падопа, эту ужасную эпизоотию (падеж скота), которая делает совершенно невозможным разведение скота на огромном пространстве тропической части Африки. Другие трипанозомы, различнаго вида, служат причиной так наз. «сонной» болезни; целые народы Южной Африки, пораженные этим странным бедствием, засыпают очень долгим сном, который в конце концов превращается в вечный сон.

Соединенныя усилия международнаго общества ученых дали науке очень большое число микробов инфекционных болезней. Укажу среди них как наиболее полезное открытие, на микроба чумы, заболеванию которой подвержены люди. Эта чума когда-то была самым страшным несчастием в мире, наиболее жестоко свирепствуя в странах мало культурных. Занесенная в Европу в последнее время, она уже не могла более пустить там корней. Ея микроб – карлик из карликов – коккобацилла чумы, которая занимает место между бациллами и кокками, - был найден японским ученым Китасато, учеником Коха, который изучал бубонную чуму в 1894 г. в Гонг-Конге.

В то-же время и независимо от него доктор Иерсен открыл в свою очередь того-же паразита.

Несмотря, однако, на такой успех, несмотря на тысячи опытов, много микробов все еще ускользает от пытливого взора ученых. Корь, скарлатина, коклюш, оспа – болезни, которым подвергаются люди, бешенство – болезнь общая людям и животным, чума рогатого скота, парша овец, более сериозныя болезни, свойственныя домашним животным – долго еще будут заставлять тщетно склоняться головы ученых к окуляру микроскопа. Это происходит большею частью от того, что микробы так невероятно малы, что ускользают от взгляда при употреблении даже лучших наших приборов.

И тем не менее, теперь ясно сказались практические результаты этих изследований.

Правда, нельзя отрицать того факта, что много средств известно теперь как раз против тех болезней, микробы которых не обнаружены, и наоборот, известны микробы болезней, против которых пока еще не найдено средств. Хинин был введен в медицину задолго до того, как нашли микроба лихорадки. Микроб натуральной оспы еще не появился на сцене, и однако прививка оспы уменьшила эту болезнь до ничтожного процента. Далее, прививка Пастера оказалась превосходным средством против бешенства, тогда как микроб последняго остается еще не открытым. Наоборот, вот уже более 20 лет, как микробы проказы и туберкулеза найдены, - но это не дало никакого улучшения в их лечении.

Вот, так сказать, пассив науки о микробах. Перейдем к активу.

Благодетельное свойство коры хиннаго дерева, как средство против малярии, известно уже два века. Но не было средства предупреждать эту болезнь, что гораздо важнее, чем лечение ея. Изучение е микроба позволило установить факт, что зараза распространяется известным сортом москитов, в роде комаров. Одно из этих насекомых, укусив человека, зараженнаго малярией, летит затем и кусает здороваго человека, и вот зараза перенесена. Если-бы не были известны вид и обстоятельства развития этого микроба, английский доктор Рональд Росс не мог бы его найти в пищеводе муравья, а итальянец Грасси никогда не мог бы извлечь пользу из этого наблюдения. Наставление, вытекающее из этого открытия, таково: «уничтожьте москита или помешайте ему жалить, и вы уничтожите малярию». Весьма важные результаты в этом отношении были достигнуты и помощью других, особых мер, благодаря всеобщему употреблению занавесок от москитов, металлических навесов, способных задержать зараженных москитов, и высушиванию тех вод, где эти насекомыя размножались.

Благодаря этим мерам громадныя области, богатыя и плодородныяЭ, ныне еще необитаемыя, легко могут стать доступными для человека.

Маленький вибрион азиатской холеры, который размножается в содержимом кишек и в испражнениях своих жертв, был описан Кохом уже давно, хотя действительнаго средства против холеры еще не найдено. Тем не менее знание микроба сослужило свою службу в борьбе с этим бичом. До этого открытия были убеждены, что зараза распространяется через воздух и различные предметы. При приближении эпидемии панический страх овладевал толпой. Налагали карантин; поливали улицы антисептическими средствами; употребляли сотню других средств, оставленных ныне как нерациональныя и безполезныя, - ибо наука, показав, что холерный вибрион не может долго существовать в сухом месте, прочно установила, что зараза не может распространяться в воздухе или в пыли улиц.

Но взамен этого, она установила, что вибрион великолепно живет в воде. И теперь, вместо того, чтобы дрожать от страха перед заразой, мы можем приостановить холеру, воспрепятствовав ея переходу со всех тех предметов, которые могут быть заражены в воде, избегая заразы в съестных припасах и, особенно, стараясь не пить, не есть ничего сырого. Из предосторожности, не следует никогда садиться за стол, не умыв руки.


(До след. №-ра).




Что мы знаем о бактериях?
Научная беседа проф. И. Мечникова
Альманах «Природа и люди» № 2, 1910 г.


Стр. 27-29

II.
Предосторожности против болезней. – Прививки, сыворотки, антисептика и септика. – Орудие борьбы с болезнями. – Микробы, полезные для человека. – Кислое молоко.


Средства, полезныя против холеры, годятся также и против других инфекционных заболеваний пищевода, например, против тифозной горячки. Прежде приписывали тифозную эпидемию фантастическим причинам. Но изучение микроба Гаффки, а затем открытие Эберта установили, что болезнь проникает в нас через жидкости, которыя мы пьём, и через твердую зараженную пищу, а не через воздух, как это предполагали ранее.

Подобно холерному вибриону, и тифозный микроб встречается не только в испражнениях больных, сильно зараженных, но часто и здоровых, страдающих только легким недомоганием всего тела. Масса человеческих испражнений, соприкасаясь с водой, заражает ее. Нужно пить поэтому только кипяченую воду. Вопреки предубеждению, такая вода доброкачественна и здорова. Но этого не достаточно. Были случаи заболевания в семействах, которыя всегда велят кипятить свою воду и которыя не употребляют в пищу ничего сырого. В нескольких из этих случаев, как показали изследования, причиной болезни послужила небрежность прислуги. Слуги, казалось бы, здоровы, но тем не менее они были носителями заразных микробов. Они исполняли свое дело не всегда с чистыми руками. Умывая тщательно свои руки всякий раз, как садиться за стол – здесь не лишне будет повторить сказанное уже ранее – мы должны заставлять всех окружающих мыть руки, и не класть себе в рот никаких подозрительных предметов. Равным образом остерегаться заражения через мочу, в которой у больных часто размножаются микробы Эберта. Ее оздоравливают антисептическими средствами. Для удачной борьбы с холерой и тифом очень важно уметь различить эти болезни по возможности скорее. Ранее медики колебались при их определении. Здесь снова микробиология оказывает неоценимую услугу. В подозрительных случаях изследуют испражнения больных, и если присутствие вибрионов Коха доказано, заблаговременно принимают предупредительныя меры. В случае тифа, изследование крови больных также позволяет во-время признать болезнь. Тогда немедля нужно принять все необходимыя предосторожности, даже если болезнь и не очень серьезная, чтобы сразу сломить заразу: дезинфекцию, изолирование больного и т. д.

Чтобы судить о благодеяниях, которыми мы обязаны знанию микробов, нужно познакомиться с историей чумы.









Что мы знаем о микробах? Очерк профессора И. И. Мечникова, 1910 г.

Опубликовано:
19.10.2018 г.


Природа и люди, альманах

ПРИРОДА И ЛЮДИ

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

АРХИВ

ГЛАВНАЯ