М. Жолков
НЕЗАМЕНИМАЯ УТРАТА
Памяти профессора Роберта Коха

«Природа и люди», № 33, 1910 г.

Незаменимая утрата. Памяти профессора Роберта Коха. Природа и люди



Незаменимая утрата
Памяти профессора Роберта Коха
Очеркъ д-ра М. Жолкова
«Природа и люди» № 33, 1910 г.


Стр. 513


В мае с. г. европейская наука понесла тяжкую утрату: скончался один из блестящих ея представителей в области медицины, известный бактериолог профессор Кох. Кох родился в 1843 году в семье немецкаго чиновника и получил высшее образование на медицинском факультете Геттингенскаго университета. По окончании университетскаго курса Кох в течение года служил ассистентом городской больницы в Гамбурге, некоторое время занимался частной практикой и затем в 1872 году поступил на службу уездным врачом в небольшой городок Волльштейн, находящийся в Познани на границе с Россией. Здесь, в неприглядной обстановке провинциальной жизни, вдали от научнаго центра, казалось, негде было развернуться дарованиям молодого врача. Но Кох сумел доказать примером собственной жизни, что истинный талант пробьет себе дорогу при самых неблагоприятных житейских условиях. В Волльштейне молодой доктор Кох устраивает себе лабораторию и посвящает все свои досуги исключительно научным занятиям.

Роберт Кох В течение 8 лет он производит ряд изследований и опытов над заражением ран, гнилокровием и сибирской язвой и публикует результаты своих изследований в медицинской печати. Работы Коха, отличающияся редкой добросовестностью и талантливостью, обращают на себя внимание столичнаго врачебнаго мира, и в 1880 году Роберт Кох получает приглашение переехать в Берлин и занимает там должность члена Императорского санитарнаго совета.

Ближайшие годы деятельности Коха на его новом посту ознаменовались рядом сделанных им блестящих открытий в излюбленной им области бактериологии, - открытий, давших могучий толчок к развитию медицины и доставивших Коху громкую известность. В 1882 году Кох публикует свое замечательное изследование о причинах и сущности бугорчатки. Бугорчатка (чахотка), от которой умирает седьмая часть человеческаго рода, несмотря на свою широкую распространенность, до д-ра Коха оставалась болезнью загадочной и необъяснимой, и только Коху удалось доказать, что причиной бугорчатки является найденная им бацилла, которая носит название туберкулезной палочки или Коховской бациллы. Кох не только нашел в больных тканях туберкулезную бациллу, но и доказал опытами над животными, что разводки этой бациллы вызывают у животных заболевание, вполне схожее с бугорчаткой человека. Вывод, к которому пришел Кох, заключается в следующем: «бугорчатыя бациллы являются не только причиной бугорчатки, но и единственной ея причиной, и без бугорчатых бацилл нет и бугорчатки». Таково основное положение Коха.

В следующем 1883 году Кох был командирован правительством в Египет и Индию для изучения свирепствовавшей в этих странах холерной эпидемии. Изследования Коха привели к весьма ценным результатам: вскоре им было установлено, что возбудителем холеры служит маленькая, имеющая изогнутую форму бацилла, которая носит название холерной запятой или холерного вибриона.

Кох доказал присутствие холерных бацилл в извержениях и рвотных массах холерных больных, а также в питьевой воде, которой пользовались жители пораженных эпидемией селений. Таким образом, благодаря открытию Коха были установлены и причины заболевания холерой и способы распространения этой болезни. За свою работу о возбудителях холеры Кох был награжден премией в 100 тысяч марок.

Чтобы понять, какой переворот в науке произвели открытия Коха и оценить по заслугам их последствия, необходимо принять во внимание тогдашнее состояние бактериологии, едва только начинавшей развиваться. Существование бактерий уже было известно, многие даже высказывали также убеждение, что от бактерий зависят многия болезни, - но твердой уверенности в этом ни у кого не существовало. Находились и скептики, которые отрицали значение бактерий в происхождении болезней, и не далее как в 1875 году доктор Вильям в одном из заседаний Лондонскаго акушерскаго общества назвал бактерии «праздным вымыслом». Главным препятствием для развития бактериологии служило то, что никак не удавалось отделить один вид бактерий от другого и получить так называемую чистую культуру. Бактерии не встречаются в природе в чистом виде, а всегда в смеси с другими, и необходимо было найти способ изолировать и выростить каждый вид бактерий в отдельности. Задача эта была блестяще разрешена Кохом, благодаря предложенному им способу посевов на прозрачных твердых средах.

Сущность этого метода состоит в том, что стерилизованная желатина разливается тонким слоем на стеклянных пластинках, и на поверхность желатины наносится иглой или платиновой петлей мельчайшия капли жидкости, подлежащей изследованию и содержащей в себе те или иныя бактерии. Пластинки с посевами бактерий помещаются в особый шкаф, носящий название термостата. В термостатах поддерживается постоянная определенной высоты температуры, способствующая наилучшему росту бактерий, и через некоторое время (24-48 часов) на местах соприкосновения иглы или платиновой петли с желатиной появляются отдельные мутные островки, напоминающие по внешнему виду пятна плесени. Это – не что иное, как разросшияся на местах посевов колонии бактерий. В каждой колонии находят обыкновенно только один вид бактерий, но иногда приходится брать частицу желатины на месте колонии и делать новый посев, и т. д. Благодаря этой процедуре мы получаем совершенно чистую разводку той или иной бактерии, и тогда остается изучить ея свойства и действие на животных.

Какое значение имеет способ Коха для бактериологии, можно судить по тому факту, что бациллы сибирской язвы наблюдались под микроскопом еще в 1850 году, но только Коху, спустя почти 30 лет, удалось получить чистую культуру сибиреязвенных палочек и доказать с несомненностью зависимость между этими бациллами и заболеванием сибирской язвой.







Незаменимая утрата. Памяти профессора Роберта Коха. Очерк д-ра М. Жолкова



Обновлено:
24-25.1.2018 г.



Природа и люди, альманах, 1910 г.

ПРИРОДА И ЛЮДИ

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

АРХИВ

ГЛАВНАЯ