Чжун Цзеин
ЛИСЬИ МЕТАМОРФОЗЫ

Чжун Цзеин. Лисьи метаморфозы (Наваждение)

(c) Чжун Цзеин (Китай)
Лисьи метаморфозы (Наваждение)
Рассказ



Чжун Цзеин – современная китайская писательница. Один из последних ее рассказов – «Лисьи метаморфозы» - взят из популярного китайского журнала «Народная литература» («Жэньминь вэньсюэ»), 1988, № 2.


Перевел с китайского Алексей Монастырский

Стр. 99


Последние лучи солнца то вспыхивали сквозь облака, то снова слабели, и ночной сумрак, начинавший клубиться по углам пустынного двора, рождал в душе смутное беспокойство.

Его взгляд скользнул по древним стенам, увитым темно-зелеными ветвями, и остановился на черном пятне открытой двери, над которой полукружием свисала гирлянда цветов. Но сколько он ни вглядывался, так ничего и не смог разобрать.

Неудивительно, что искусный рассказчик волшебных историй поселился именно здесь. От самого дома веет какой-то бесовщиной. Пожалуй, надо В пасмурный тихий день, под шорох дождя и поздней осенью при мутной луне, когда завывал за стенами холодный ночной ветер и в свете одинокой лампады сливались предметы и тени, сюда приходили духи беседовать с хозяином этого дома и рассказывали ему о необычайном. Молодого человека охватила дрожь, и он невольно огляделся по сторонам. Двор был безлюден и тих. Даже водитель, привезший его сюда, бесследно исчез. Ему вдруг захотелось громко крикнуть, чтобы подбодрить себя, но это выглядело бы смешно и нелепо. В конце концов, все эти духи и бесы – лишь плод человеческой фантазии… Чего бояться? Успокоив себя таким рассуждением, молодой человек крепче прижал локтем папку с рисовальной бумагой и направился к темнеющему входу.

Гу Юй приехал сюда в поисках вдохновения. Он собрал вещи, позвонил старому знакомому – и машина художественных мастерских подвезла его прямо к дому, где когда-то жил Пу Сунлин (*1). Музей уже закрывался, но девушка, продававшая входные билеты, оказалась знакомой водителя и разрешила взглянуть на дом и сад. Досада берет, как вспомнишь, сколько времени потрачено даром. Гу Юй – никому не известный художник – взял творческий отпуск на месяц и путешествовал по Шанси и Хэнани, покуда не забрался сюда, в Шаньдун, в Цзыбо. Здесь конец его маршрута. Деньги уже на исходе. Похоже, придется возвращаться в Пекин с пустыми руками.

Вот и сейчас его ждало разочарование. Кроме легкой атмосферы загадочности здесь не было ничего примечательного. А эти керамические лисы, разевающие свои глупые морды перед каждым залом музея – наверняка продукция местного завода, - ничем не напоминают очаровательных соблазнительниц, о которых писал старец. Какая же фея спустится к людям в облике урны, чтобы стать вместилищем для окурков, плевков, оберток? Впрочем, в сельской глубинке не стоит быть чересчуп взыскательным. Может, это как раз особенность народной культуры – вывешивать лозунги в свинарниках, над древней молельней водружать красный флаг, изображать на параше пятиконечную звезду… Гу Юй едко усмехнулся. Что ж, раз нет более достойной натуры, сделаем набросок урны.

Пока они рисовал, темень сгустилась. Очертания керамической лисы стали едва различимы. Что ж, тем лучше – можно дать волю фантазии, а не копировать дурную модель.

Гу Юй убрал карандаш, вошел в темноту зала и оказался лицом к лицу с хозяином Ляо Чжая (*2).

С настенного свитка на вошедшего смотрел старец, сидящий в парадном кресле. Его рука, скользившая по длинной бороде, остановилась. Пристальный взгляд изучал пришельца. У этого потомка неплохое лицо, стройная фигура… Только вот на голове надет набекрень нелепый головной убор и в глазах читается некоторое легкомыслие, даже, пожалуй, непочтительность… Да что там вглядываться! Мало ли таких беспечных туристов прошло перед старцем. Ну что же он не уходит? День закончен, пора на покой…

Неожиданно молодой человек чем-то щелкнул, и в его руке вспыхнуло пламя. Рука старца невольно стиснула длинные пряди бороды, и он спросил, стараясь придать голосу твердости:

- Что ты собираешься делать, юный безумец?

- О, прошу прощения у господина. Я не хотел вас напугать. Это всего лишь современная штуковина для получения огня. От нее можно прикуривать, ее свет разгоняет мрак. Я всего лишь хотел получше разглядеть ваш почтенный облик.

- Ах так, ну ладно. – Пу Сунлин облегченно вздохнул и, вновь становясь неприступно-загадочным, произнес: - Откуда же юноша родом, какой фамилии, чем зарабатывает на жизнь?

- Фамилия бесталанного – Гу, имя – Юй. Часто переезжаю с места на место, а родословная предков туманна. Сейчас преподаю в Пекинском институте изобразительного искусства – тем и живу.

- Судя по этим словам, ты занимаешься тем же ремеслом, что и я в свое время.





ПРИМЕЧАНИЯ

1. Пу Сунлин (1640-1715) – известный китайский писатель, автор «Рассказов Ляо Чжая о необычайном» (здесь и далее прим. пер.)

2. Ляо Чжай (Кабинет неудачника) – так Пу Сунлин называл свой дом. Это имя стало литературным псевдонимом писателя.





Лисьи метаморфозы. Рассказ



ВЕСЬ СВЕТ'89

ЗАРУБЕЖНАЯ ПРОЗА

ГЛАВНАЯ ПОРТАЛА

КАРТА САЙТА