И. Дворецкий
ГАННИБАЛ И ЕГО ВРЕМЯ
Послесловие к роману Джека Линдсея "Ганнибал"

И. Дворецкий. Послесловие к роману Джека Линдсея Ганнибал


Стр. 309
И. Дворецкий
ГАННИБАЛ И ЕГО ВРЕМЯ


Местом действия романа Джека Линдсея «Ганнибал» является Карфаген («Кар(т)-Хадашт»), а его общим историческим фоном – многолетняя упорная борьба Рима и Карфагена за господство на Средиземном море, а следовательно, и над всем тем «кругом земель» (по латински orbis terrarum), которые экономически к этому морю тяготели (от середины III до середины II века) (*1). Непосредственное же содержание романа ограничено периодом военного затишья, предвещавшего, однако, новую бурю. II Пуническая война (219-201 годы) закончилась, но и победившему Риму и побежденному Карфагену было ясно, что какое-то продолжение неизбежно, что пока один из обоих гигантов-захватчиков еще существует, мир между ними не может быть ни вечным, ни даже особенно длительным.

Карфаген был основан финикинянами (*2) около середины IX века, то есть приблизительно за целое столетие до основания Рима. Это была одна из древнейших колоний предприимчивых финикийских купцов, но не самая древняя; еще раньше ими были созданы на том же побережье и даже в том же заливе две другие (Утика и Тунет). За более или менее случайными торговыми экспедициями или просто полуразбойничьими набегами шла планомерная колонизация, а за колонизацией и завоевание. На всем побережье Северной Африки к западу от Киренаики и обоих Сиртов (Большого и Малого) внедряются финикийские (или доставляемые финикийцами) товары, утверждается пуническая культура, входит во всеобщий обиход пунический язык -0 словом, закладываются основы будущего торгового и политического могущества Карфагена. Благодаря своему исключительно удобному положению на мысе в глубине бухты Карфаген довольно быстро затмил другие колониальные поселения и стал главным опорным пунктом финикийской морской торговли. Город непрерывно разрастался вокруг своего первичного ядра – Босры (то есть «укреплениям», «цитадели»), более известным под искаженным греческим названием Бирса. Немного десятилетий спустя после основания Карфаген обзавелся двумя портами – военным и торговым. С запада, со стороны суши, он был защищен тройным рядом стен (*3) со стороны же моря, где естественной защитой служила сама крутизна берега, достаточным оказался один ряд. Внутри восточных стен находились казармы на сорок тысяч человек и стойла для четырех тысяч лошадей и трехсот боевых слонов. Сам город, один из наиболее многолюдных городов древности (даже ко времени III Пунической войны его население определялось в семьсот тысяч человек), отличался замечательной по тому времени благоустроенностью и, в частности, славился хорошим водоснабжением и мощеными улицами.

По мере того как метрополия Карфагена, финикийский Тир, становясь последовательно добычей завоевательных походов то ассириян, то халдеев, то персов, приходила все в больший упадок, Карфаген приобретал все большую самостоятельность, пока не превратился наконец в центр обширной морской державы. Его экономическая экспансия, которой в значительной степени сопутствовала экспансия военная, территориальная и политическая, шла преимущественно вдоль северо-африканского побережья, но лишь на первых порах. В глубь африканского материка Карфаген проник – в смысле территориальных захватов – по-видимому, не очень далеко (приблизительно до центральных областей нынешнего Туниса), но широко пользовался караванными путями, соединявшими Северную Африку с побережьем Красного моря и – через пустыню – с центром материка, откуда карфагенские купцы получали золото и слоновую кость. Однако подлинной стихией Карфагена была все же именно морская торговля, в сферу которой он постепенно вовлекал, помимо всего западного Средиземноморья, и побережье Атлантического океана – как европейское, так и африканское, не говоря уже о южном и юго-восточном побережье Пиренейского полуострова. Насколько можно судить и по прямым историческим данным и по косвенным указаниям археологических находок, морская торговля Карфагена охватывала почти весь тогдашний мир, в той или иной степени приобщавшийся к международному товарообороту. Предметом карфагенских торговых операций – экспортных, импортных, а главным образом реэкспортно-транзитных – было решительно все: от продуктов собственного земледелия и скотоводства (а сельское хозяйство Карфагена было доведено до невиданного в древнем мире уровня) до североевропейского янтаря и олова, от африканских рабов до коринфских и южноиталийских гончарных изделий, от южноиспанского серебра до сицилийских и греческих вин. Наряду с торговлей и под прямым ее влиянием быстро развивалась и совершенствовалась местная промышленность, производившая товары в самом разнообразном ассортименте. Особенно высокого развития достигли те отрасли, которые были связаны с военным делом и с мореплаванием: судостроение, кузнечное дело и производство всех видов оружия. Столь же несомненны успехи Карфагена и в других областях – градостроительстве, финансах и кредитном деле, денежном обращении, агрономической науке, праве и письменности.







ПРИМЕЧАНИЯ

1. При всех приводимых здесь и далее датах подразумевается - "до нашей эры".

2. В римском произношении и написании - "пунийцы" (Poeni или Puni), откуда "пунический" - финикийский и (преимущественно) карфагенский

3. Наружная стена была толщиной в два метра, внутренние - по одному метру.

Послесловие к роману Д. Линдсея Ганнибал



В НАЧАЛО

ЗАРУБЕЖНАЯ ИСТОРИЯ

ИСТОРИЯ

ГЛАВНАЯ ПОРТАЛА