ЯРОСЛАВ ГАШЕК
Биографии Великих Писателей

Ярослав Гашек. Бравый солдат Швейк

Ярослав Гашек (Jaroslav Hasek) - известный чешский писатель-сатирик, анархист, драматург, фельетонист, журналист, комиссар Красной Армии во время Гражданской войны в России. Автор примерно полутора тысяч различных рассказов, фельетонов и прочих произведений, из которых мировую известность получил его неоконченный роман «Похождения бравого солдата Швейка». Родился 30 апреля 1883 года в Праге (Австро-Венгия), умер 3 января 1923 года в Липнице, Чехословакия.

Ярослав Гашек в Киеве во время Гражданской войны в России Родился Ярослав Гашек в Праге в семье учителя, позже ставшего банковским служащим. Детство Гашека прошло в нужде. За участие в демонстрации он был исключен из гимназии, некоторое время работал, потом учился в торговой школе. Гашек не признавал условностей и авторитетов, потому ему ни в одном месте не удавалось надолго задержаться. Он вел преимущественно богемный образ жизни. Печатался с 18 лет и был плодовитым писателем.

На формирование взглядов и стиля писателя оказали влияние его путешествия по Чехии, Венгрии, Галиции, входившим в состав Австро-Венгрии, а также встречи с анархистами, с которыми он, впрочем, довольно быстро разошелся. Его критическое отношение к официальной политике проявилось не только в его произведениях, но и, например, в основании в 1911 г. пародийной Партии умеренного прогресса в рамках закона, программа которой была написана в трактире за кружкой пива и подписана околоточным надзирателем как представителем власти. Сам Гашек выступил кандидатом от этой партии в округе Винограды, но, увы, не набрал достаточного количества голосов.

Поворотным пунктом в биографии Гашека стала Первая мировая война. Мобилизованный в армию, он перешел линию фронта на Галичском направлении и сдался в плен русской армии. Затем он вступил в создаваемый в России Чехословацкий легион, участвовал в печатных изданиях легиона, сблизился с большевиками, вступил в Красную Армию, где выполнял функции комиссара. В 1920 г. был направлен партией в Чехословакию на помощь революционному движению. Но к его возвращению революционная волна пошла на убыль. Против Гашека ополчилась буржуазная печать. Писатель был вынужден уехать из Праги в Липнице у г. Гавличков Брод, где продолжал работать над романом о Швейке. Не закончив романа (были написаны только три тома и часть четвертого), Гашек умер. В его смерть долго не верили, считая это очередным розыгрышем писателя.

Литературное наследие Гашека представлено огромным количеством сатирических и юмористических рассказов, точное число которых до сих пор не известно. Издавались они в основном в журналах, отдельными сборниками вышли немногие, например «Заботы господина Тенкрата» («Trampoty panaTenkrata», 1912), «Спутник иностранцев» («Privodce a zincu», 1913), «Моя торговля собаками и другие юморески» («Muj obchod se psy a gine», 1915). Между ними - книга «Бравый солдат Швейк и другие удивительные истории» («Dobry vojak Sveika jinepodivne», 1912). Герой, упомянутый в названии книги, появляется в следующий раз в сатирическом произведении «Бравый солдат Швейк в плену» («Dobry vojak Svejk v zajeti», 1917), написанном в России.

Сатира Гашека с самого начала была обращена против политики и государственного строя австро-венгерской монархии. Главной темой Гашека было сопротивление простого человека прогнившим государственным учреждениям и порядкам. Сопротивление это носило разные маски, но наиболее частой была плутовская. Ярослав Гашек возродил традицию народного юмора, восходящую прежде всего к герою народных книг об Уленшпигеле: у Гашека так же постоянен контраст между здравым смыслом героя и государственным строем, извратившим этот здравый смысл. Поэтому часто сатира Гашека основана на перевертывании традиционных отношений, напоминая масленичные действа и древнегреческую комедию.

Самым же известным и любимым произведением Гашека стали «Похождения бравого солдата Швейка» («Osudy dabreho vojaka Svejka»), выходившие в 1921-1923 гг. Роман не был окончен. Продолжение написал фельетонист газеты «Руде право» Карел Ванек, но он не сумел вжиться в концепцию Гашека, и произведение его перешагнуло тонкую грань, отделяющую юмор Гашека от вульгарности. Роман, вышедший из-под пера Гашека, был иллюстрирован знаменитым чешским художником Йозефом Ладой (с его иллюстрациями он почти всегда и переиздается), по нему ставились спектакли, сняты фильмы. Швейк занял сегодня достойное место среди героев мировой литературы; он стал особым, полуфольклорным типом героя, который защищает себя от государственного абсурда тем, что до последней буквы выполняет приказы и предписания, делая тем самым очевидной абсурдность.

Однако Гашек не сразу пришел к этому типу героя. В ранних рассказах Швейк всего лишь идиот в военной форме, лояльный и ревностный служака. В критике милитаризма у Гашек основным приемом все чаще становится гротеск, и когда Швейк сталкивается не только с военной машиной, но и с обществом в целом, это уже не простак, а плут в маске идиота, т. е. если раньше критика писателя была обращена против Швейка как антигероя, то теперь Гашек с помощью нового Швейка-героя обрушивается на все общественное устройство.

Ярослав Гашек на издании своей книги о Швейке Фигура Швейка вызвала неприятие со стороны эстетов от критики и литературы, которые не могли смириться с тем, что народный герой не идеализирован, а, наоборот, груб порой до вульгарности. Но эта грубость - не самоцель. Швейк груб среди всеобщей грубости. Он не лезет за словом в карман, его «народность» не сглажена, но соответствует реальности. Сатира Гашека адекватна войне. Другим упреком Гашека была примитивность кругозора и потребностей Швейка, но именно эта примитивность типична для войны как борьбы за выживание. Гашек не приемлет ни романтическую, ни виталическую точки зрения на войну, которые были приняты в литературе того времени: он безжалостно критикует милитаризм в обществе и в его отдельных представителях, разоблачает цинизм и необыкновенную тупость австрийской военной машины и ее «винтиков».

Отношение Швейка к действительности лишено даже намека на интеллектуальность, что также часто ставилось в вину Гашека; однако, в сущности, это отношение то же, что и у героев популярного в те годы витализма, разве что показанное с другой стороны. Швейк груб, циничен, когда он вступает в отношения с обществом, милитаризмом и его апологетами, но он человечен с такими же людьми, как он сам.

Критика Швейком общества сводится к двум формам: он, во-первых, доводит приказы до абсурда и, во-вторых, постоянно все комментирует. Гашек в этих комментариях использовал свое блестящее знание жизни и необыкновенную способность к выдумыванию сюжетов, уже проявленную в рассказах. Запасы историй Швейка поистине неисчерпаемы, а точная локализация каждой из них придает гротеску окраску абсолютной реальности. Вообще, гротеск Гашека, в сущности, реалистичен, он лишен всякой фантастики и проступает в самых обычных человеческих отношениях. Гашек не скупится на преувеличения, но не отступает от реальности, меняет только угол зрения.

Чувство языка Гашека также заслуживает упоминания. В рассказах его много торопливого, недоделанного, недотянутого, они писались в основном второпях, но в каждом из них комизм слов очевиден. Причем это опять-таки не самоцель. Так, в романе Гашека помещает среди написанных разговорным языком диалогов проповедь фельдкурата Ибла, составленную на канцелярском языке, который вполне соответствует содержанию. Вообще, Гашек отличается от многих писателей использованием разговорного языка во всех его тонкостях и едва заметных оттенках, что, увы, делает практически невозможным адекватный перевод.

Любимый прием Гашек - т. н. коллаж. Он сталкивает два взгляда на вещи так, словно бы клеит на один лист вырезки из бульварной газеты и из сентиментального романа. Это касается и языка, и ситуации. Типична в этом отношении сцена начала романа, когда в одном контексте выступает Фердинанд - наследник престола и другой Фердинанд, т. е. на одну доску ставится «великое» с «малым»; типична и ситуация, когда к Швейку, сидящему в тюрьме в ожидании расстрела, приходит священник, чтобы дать ему последнее утешение. Швейк же принимает его за нового заключенного и утешает его самого.

Рядом со Швейком - другие персонажи. Некоторые из них, как и Швейк, со страниц романа вошли в чешскую культуру и речь. Это офицер Лукаш, вынужденный стыдиться своего чешского происхождения и образованности и, несмотря на обаяние образа, заметно деградировавший; это циник и атеист фельдкурат Кац; интеллигент и добряк вольноопределяющийся Марек, как бы интеллектуальный противовес Швейку; но прежде всего это сумасшедший австрийский преподаватель поручик Дуб, преданный режиму до мозга костей. Гашек был современником писателей-виталистов, и, несмотря на неприятие витализма, его произведения имеют общие с этим направлением черты: он, переживший войну, писал свою сатиру во имя жизни, из любви к жизни.

ВЫБОРОЧНЫЕ ИЗДАНИЯ Я. ГАШЕКА НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Ярослав Гашек, Похождения бравого солдата Швейка, 1956 г.

Ярослав Гашек, Похождения бравого солдата Швейка, 1977 г.

Ярослав Гашек, Похождения бравого солдата Швейка, 1979 г.

Ярослав Гашек, Похождения бравого солдата Швейка, 1984 г.

1956 г.

1977 г.

1979 г.

1984 г.

ПОХОЖДЕНИЯ БРАВОГО СОДАТА ШВЕЙКА

Без сомнения, лучшая книга, которую я когда-либо читал. И одна из немногих, которую я могу неоднократно перечитывать или переслушивать. Ярослав Гашек с невообразимой легкостью умудряется заставить читателя и плакать, и смеяться. Роман написан прекрасным, легким языком, и представляет из себя целую антологию жизни чешского народа. Параллельно замысловатой основной сюжетной линии Гашек устами Швейка, а когда и его собеседников знакомит нас с десятками анекдотичных историй, в которых как нельзя лучше отражается положение дел в Чехии тех времен.

На протяжении романа у читателя наверняка изменится отношение к главному герою. Едва ли кто-то сможет к последним страницам назвать его простаком и дурачком. Швейк буквально с каждой страницей вырастает в наших глазах, становится носителем какой-то простой житейской мудрости и символом несгибаемости простого же чеха. Остается разве что пожалеть, что великий писатель так и не смог завершить свое великое творение.

Похождения бравого солдата Швейка «Похождения бравого солдата Швейка» - первый великий антивоенный роман в истории литературы. Ярослав Гашек предполагал, что роману уготована недолгая жизнь, так как Первая мировая война вскоре забдуется. Писатель заблуждался: недюжинный литературный талант, искромётный юмор и едкая сатира даровали книге бессмертие.

Всё действие романа закручено вокруг одного человека - Йозефа Швейка, бывшего солдата, уволенного с военной службы после того, как он был признан «полным идиотом». К началу войны Швейк занимается продажей краденых собак (это деталь биографии самого Гашека) и страдает ревматизмом. Это не мешает ему с началом войны испытать великий патриотический порыв и попытаться записаться добровольцем на фронт. Это последовательно приводит его в полицию, в сумасшедший дом и гарнизонную тюрьму. В итоге врачи, сперва сошедшиеся на заключении о состоянии Швейка - «слабоумный симулянт», признают его годным к прохождению службы и отправляют в 91-й пехотный полк, где он служил прежде. - Так нелепо и уморительно происходит вступление Йозефа Швейка в Первую мировую войну.

Дальше больше. Во всех тяготах, бессмыслице и нелепости армейской службы в тылу и на фронте Швейк находит положительные моменты, поражая своим безудержным оптимизмом. Каждую приключающуюся с ним историю он подкрепляет байкой из жизни своей или жизни знакомых. С вящим рвением Швейк стремится выполнить приказания, доводя своим их тщанием и исполнительностью до абсурда и того, что оборачиваются они против лиц, эти приказания отдававших. Иногда сам Швейк выдаёт свои парадоксальные и нетривиальные взгляды на происходящее, которые проще объяснить его идиотизмом, но можно объяснить подобную «ненормальность» абсурдом сложившейся обстановки, когда как должное воспринимаются слова и поступки, не явлющиеся таковыми в иных условиях.

Написана книга с бесподобным юмором; полна она острой сатиры на беспощадную бессмыслицу военной машины, разросшегося и парализованного собственным размером бюрократического аппарата Австро-Венгерской империи, доживающей свои последние дни. Сатира эта легко распространяется на практически любую армию, государственный аппарат. И, если в другом великом романе чешской литературы - «Замке» Ф. Кафки, бюрократический аппарат показан, как кондовый, незыблемый, вызывающий экзистенциальный страх механизм, то Гашек находит лучшее оружие для борьбы с ним - смех. Громкий, безжалостный смех.

К величайшему сожалению, смерть не позволила автору довести замысел до конца. Но даже в своей незавершённой форме роман представляет произведение литературы высшего сорта, литературы, ставшей бессмертной.

Ярослав Гашек

БИОГРАФИИ ПИСАТЕЛЕЙ

ГЛАВНАЯ САЙТА