Норман Спинрад
АНГЕЛЫ РАКОВОЙ ОПУХОЛИ

Ангелы раковой опухоли

Н. Спинрад
Ангелы раковой опухоли
Рассказ

Журнал "Молодежь и Фантастика" (МиФ)
г. Днепропетровск
№ 2, 1992 г., стр. 36




Перевод с английского
В. Жураховского (Днепропетровск)


Когда ему исполнилось девять, Харрисон Уинтагрин сделал свое первое открытие – стоит взглянуть на мир со стороны и поймешь, что мир похож на раковину устрицы. Харрисон понял, что мир – его личная устрица. В тот год среди мальчиков распространилась эпидемия: все как один коллекционировали карточки-эмблемы с портретами игроков. Мальчик с самой большой коллекцией превращался в объект почтительной зависти. Харри Уинтагрин решил, что это как раз место для него.

Харри приберег доллар, на который купил сотню карточек. Удача сопутствовала ему – среди случайно купленных карточек отыскалась одна ужасно редкая, с портретом самого Йоги Берры. Путем трех независимых обменных операций Харри сменял остальные девяносто девять на три единственные в округе карточки с Йоги Берра и таким образом стал исключительным владельцем карточек с Йоги Берра. Подняв цену до восьмидесяти обычных карточек за одну свою, Харри накопил необходимый резервный фонд и в результате превратился в единоличного владельца изображений Мики Мантла, Вилли Мейса и Пи Ви Риза. Теперь Харри был Морганом рынка бейсбольных карточек.

Журнал "Молодежь и Фантастика" (МиФ), №2, 1992 г. Школу Харри закончил в два счета – благодаря одному трюку – он вычислил способ правильно решать любой тест. К концу последнего школьного года Харри шутя раскусывал творения самого хитроумного составителя тестов, пользуясь личной универсальной шпаргалкой, которую прятал за рубашкой на спине. Он до глупого легко добился присуждения нескольких поощрительных стипендий.

В колледже Харрис обнаружил интерес к девушкам. Поскольку был он юношей достаточно симпатичной внешности и вполне общительным, он, несомненно, сорвал бы положенную долю цветов удовольствия, если бы не был Харри Уинтагрином. Харри Уинтагрин не мог удовлетвориться естественным положением вещей.

Немного потренировавшись, Харри выработал манеру очаровательно заикаться. Редкая девушка была способна устоять перед соблазном любопытства, видя симпатичного, приятного в общении паренька, страдающего притом от некоей душевной травмы, заставляющей беднягу заикаться. И многочисленные любопытные девицы стремились проникнуть в несуществующий секрет Харри, который, тем временем, проникал в девиц, так сказать.

Где-то в середине второго курса учиться Харри наскучило, и он решил, что должен стать Неприлично Богатым. Целый месяц он прилежно штудировал порнографические романчики, в следующие два написал три подобных произведения и еще через два продал каждую рукопись по тысяче долларов за штуку.

Запасшись, таким способом тремя тысячами долларов, Харри приобрел новенький сверкающий спортивный автомобиль с откидным верхом. На новом автомобиле он совершил поездку через мексиканскую границу в приграничный городок с очень нехорошей репутацией. Заведя знакомство с подозрительным чистильщиком обуви, Харри купил у пацана фунт марихуаны. Пацан, понятное дело, настучал в пограничную охрану и пограничники выпотрошили багаж и одежду Харри, когда тот попытался вернуться в Штаты пешком через мост. Они ничего не нашли, и Харри спокойно пересек границу. Марихуану он выбросил, честно говоря, сразу после приобретения.

Зато воспользовавшись мексиканским запретом на ввоз и продажу американских автомобилей, Харри с выгодой загнал машину за пятнадцать тысяч зелененьких.

С этой суммой в кармане Харри посетил Лас-Вегас и полтора месяца изображал Санта Клауса для прогоревших профессионалов казино, одалживая деньги, угощая виски и втираясь в доверие. Он просадил пять тысяч долларов, но к концу второй недели три удачных наколки превратили оставшиеся десять тысяч в сорок.

За эти деньги Харри купил четыреста контейнеров с армейскими джипами, списанными из-за избытка производства и немедленно толкнул машины за сто тысяч одному нехорошему латиноамериканскому диктатору.

На сто тысяч Харри купил крошечный остров в Тихом океане, такой маленький и бесполезный, что ни одно правительство не позаботилось о своих правах на него. Харри объявил себя независимым правительством островка, а сам островок – свободной от налогов территорией. Двадцать один миллионер купил поделенный на двадцать один участок островок, уплатив по сто тысяч за участок. Всем миллионерам хотелось еще на грешной земле пожить в раю для налогоплательщиков. Через три недели после завершения последней сделки США при поддержке ООН заявили о своих правах на островок и утвердили на нем всевластие финансового управления.

Небольшую часть двух миллионов Харри вложил в следующую операцию. Он купил двенадцать часов машинного времени самого большого компьютера в стране. Компьютер рассчитал стратегию игры на футбольном тотализаторе, с помощью которой Харри прибавил к капиталу еще восемнадцать миллионов.

За пять миллионов он купил гигантский кусок пустыни у одного нищего арабского султаната. Еще два миллиона ушли на организацию компании слухов о якобы невиданном океане отличной нефти, таящейся в недрах этого участка. С помощью трех миллионов Харри основал подставную нефтяную компанию, публично объявившую о покупке участка за 75000000. После жарких и бурных торгов, одной большой нефтяной компании позволили перехватить куш, и уплатить за бесполезные барханы целых 100000000.

Харрисону было двадцать пять, и он уже стал Неприлично Богатым, по своим собственным меркам. К деньгам он охладел.

Он решил, что теперь настал черед Творить Добро.

И он начал Творить Добро. Он сверг семь плохих антинародных правительств в Южной Америке, заменив их шестью Демократиями и одной Просвещённой Диктатурой. Он обратил племя охотников за черепами из Борнео в розенкрейцеров. Н организовал шесть бесплатных пансионатов для отставных шлюх и программу ограничения рождаемости со стерилизацией двенадцати миллионов слишком плодовитых индийских женщин. При этом на всех вышеперечисленных прожектах Харри умудрился заработать новые 100000000.

К тридцати годам Харри Уинтагрин покончил с добрыми делами. Теперь он был намерен оставить свой След на Скрижалях Времён.

Он написал международный бестселлер о короле Фаруке. Он изобрёл фильтр Уинтагрина, особую мембрану, свободно пропускавшую воду, но отфильтровывавшую любые соли, абсолютно все. Оснащённый фильтром Уинтагрина, Уинтагриновский Опресняющий комбинат мог производить неограниченное количество пресной воды при почти нулевой стоимости за галлон. Он написал картину, за которую ему тут же предложили 20000 долларов. Но Харри безвозмездно передал полотно Музею Современного искусства. Затем он вывел вирус-мутант, поражавший бактерии сифилиса. Так же как и сифилис, вирус распространялся путём половых контактов, оказывая побочное слегка возбуждающее воздействие. Через полтора года на планете не осталось ни одной бактерии сифилиса. Харри купил островок у калифорнийских берегов, всего лишь скалистый утёс в пятьсот футов высотой, возносящийся над тихоокеанскими волнами. Утёс был переделан в пятисотфутовую статую Харрисона Уинтагрина.

Ему было тридцать восемь, и он успешно оставил личный след на Скрижалях Времён. Ему стало скучно. Он жадно озирался в поисках незавоёванных миров.

ЧАСТЬ 2


ЗАРУБЕЖНАЯ ФАНТАСТИКА

ФАНТАСТИКА

ГЛАВНАЯ ПОРТАЛА

КАРТА САЙТА