СУМАСШЕДШИЙ
Александр Бирюк
Другие Фантазии

А. БИРЮК

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА

ФАНТАСТИКА

ГЛАВНАЯ

Рассказ "Сумасшедший" был написан 25 мая 1989 года под впечатлением какой-то повести Юлия Буркина, напечатанной в каком-то то ли московском, то ли сибирском журнале. В той повести была описана история жизни человека, который мог ловить сигналы из Космоса. Военные заперли этого человека в своей лаборатории, после того, как он получил сигналы от каких-то инопланетян. Но прогрессивные учёные всего мира сумели вызволить его и, частично расшифровав информацию, полученную от этого космо-телепата, стали готовить Землю к приёму инопланетян. Но, как потом оказалось, полученные сигналы были сигналом бедствия, цивилизация инопланетян погибла в результате взрыва Галактики много миллионов лет назад: учёные неправильно рассчитали расстояние до этой Галактики, потому и вышла такая досадная заковыка.

Рассказ "Сумасшедший" был опубликован в журнале "Порог" почти 20 лет назад (№4, 1994 г.), но ни одного экземпляра этого журнала найти так и не удалось, а автор свой сигнальный экземпляр утерял ещё в доисторические времена. Пришлось перепечатывать рассказ с древней рукописи, любезно предоставленной автором, и можно считать, что рассказ фактически впервые опубликован именно на нашем сайте, а не на давно утерянном бумажном носителе (имеется в виду канувший в Лету журнал "Порог").

Александр Бирюк. Сумасшедший. Рассказ

Сумасшедший


1.

Целый месяц уже минул с того памятного дня, когда в газетах появилось сообщение о гибели американской экспедиции на Марс. Вернее, напрямую о гибели не говорилось, речь шла лишь о потери связи с ракетой, которая находилась на полпути к Марсу. Но в момент потери связи астрономы зафиксировали яркую вспышку именно в той части неба, где по расчетам должна была находиться ракета.

Вспышка - это еще не доказательство, но несмотря на попытки придать сообщениям оптимистический тон, можно было понять, что ни ракеты, ни космонавтов Земля больше не увидит. Посылать спасательный корабль к обломкам - значило зря стараться. Наверняка обломки рассеяло взрывом во все стороны, а современная ракетная техника еще не достигла того уровня, чтобы метаться по огромному пространству и искать классическую иголку в стоге сена. Это было немыслимо, и поэтому американцы утешали весь мир и, в первую очередь себя, тем, что если космонавты все-таки живы, то в течение двух месяцев - столько позволяла расчетная автономность корабля - можно надеяться на то, что они наладят радиостанцию и выйдут на связь.

Конечно, это трагедия, но тогда она лично меня особенно не тронула. Они знали, на что идут, рассуждал я, и потому гибель космонавтов для меня была не более ужасна, чем, например, смерть электрика от тока. Вполне профессиональная смерть! Но у космонавта в этом смысле имеется очевидное преимущество - ведь погибший электрик далеко не всегда становится героем человечества. Так что, поразмышляв на эту тему еще некоторое время, я отложил газету и занялся своими обыденными делами.

Я работал грузчиком на большом заводе, а перед началом смены у грузчиков всегда есть свободный часок для того, чтобы прийти в форму, покурить, поболтать, а кой-кому и вздремнуть после бессонной ночи.

В то памятное утро все дружно принялись обсуждать подробности гибели американской экспедиции. Несмотря на разницу в интересах, всех одинаково волновали космические тайны и трагедии. Никто не прилег вздремнуть - все размахивали руками и газетами, домысливали детали происшествия, делали выводы и яростно спорили друг с другом.

- Так им и надо! - выкрикивал со своей скамейки Дед Карло. - Бог их и наказал. Предлагали же совместно лететь! Не пожелали господа американцы с нами дело иметь - получите по заслугам!

- Думай, что мелешь, Дед! - возразил Коротышка Павлик. - Станет Бог за нас, безбожников заступаться!

- А он не делит на безбожников и божников! - орал Карло. - Он делит по справедливости!

С ними был несогласен беспокойный лысый грузчик по прозвищу Профессор.

- Чушь все собачья! - жестко отрезал он. - Метеор их накрыл, и дело с концом.



- Правильно! - поддержал его Павлик, дымя уже третьей за утро папиросой. - Разве все и так неясно? По собственной неосторожности взорваться они не могли, в этой ракете наверняка сидели парни помозговитей нас всех вместе взятых. И уж наверное их техника безопасности - не чета нашей!

В закутке притаился молодой, но уже по-старчески мнительный Профиль. Вообще-то его звали Павликом, но, так как один Павлик уже имелся, то среди нас право на свое имя он потерял. Профиль сидел с газетой в руках и слушал высокоученые споры своих коллег.

А вскоре в раздевалку заявился один из многочисленных наших начальников и погнал нас всех наконец на работу. Первым выскочил Коротышка Павлик, за ним потянулись остальные; мы с Профилем замыкали шествие.

- Ты что это такой угрюмый сегодня? - спросил я его, когда мы вышли на хозяйственный двор, где уже ожидали готовые под погрузку автомобили.

Профиль пожал плечами.

- Жалко... - после некоторого молчания ответил он. - Да и обидно.

Я не сразу его понял, а Профиль не пояснил. Но, как потом оказалось, это его унылое настроение и явилось затравкой ко всей последующей истории. Профиль был чересчур впечатлительным малым, и если бы в тот момент горевал не о космической экспедиции американцев, а о вымерших дронтах, например, то я уверен, что эта история изменилась бы тематически, не уничтожив самой проблемы.

Итак, первым делом нам предстояло загрузить ящиками большой фургон. Профессор сел на электропогрузчик, и мы всей командой навалились на работу. А через полчаса произошла крупная неприятность, с которой и начались все последующие приключения. Из кузова вывалился плохо закрепленный увесистый ящик, и прежде чем упасть на землю, стукнул погруженного в свои невеселые думы, а потому и зазевавшегося Профиля по голове. Да так крепко стукнул, что всем показалось, что Профилю уже не жить.

Профиль упал как подкошенный. Все, потрясенные до глубины души, застыли каждый где кто в этот момент стоял. Хотя крови не было, сила удара была очевидна - от такого удара мог замертво свалиться и бык.

Первым опомнился Профессор. Он в мгновение ока слетел с погрузчика и подскочил к бездыханному Профилю. Нагнулся, выискивая сомнительные признаки жизни, а потом поднял голову и заорал на нас:

- Чего застыли, олухи! Марш кто-нибудь за доктором!

Однако в этот момент Профиль зашевелился, и не открывая глаз, отчетливо произнес длиннейшую фразу на иностранном языке. Мы переглянулись между собой. Павлик присел рядом с Профессором, и склонив голову набок, ухом к Профилю, спросил:

- Что он сказал, черт побери?

- Профессор отмахнулся от него и стал теребить Профиля за ворот куртки. - Профиль! - позвал он. - Очнись, друг!

- Йес! - выкрикнул вдруг Профиль и дернулся, чтобы вскочить, да так неожиданно, что Профессор отшатнулся, а Коротышка Павлик повалился на спину.

Профиль охнул, схватился рукой за ушибленную голову и, по-прежнему не открывая глаз, сел. Мы помогли ему опереться на колесо грузовика.

- Слава Богу, живой! - перекрестился Карло.

Профиль наконец-то открыл глаза и, как-то странно помаргивая, оглядел присутствующих. Никто не проронил ни звука, все ждали, чем порадует раненый.

И тут Профиля прорвало.

- Ребята! - заорал он. - Лю-ди!

Глаза его, секунду назад такие неясные и мутные, сейчас горели бешеным пламенем.

- Американцы живы - провозгласил он, упираясь локтями в колесо и стараясь приподняться. - Ракета не взорвалась! Я только что с ними разговаривал. Они передали мне свои координаты!

От этого неожиданного заявления все опешили. В мозгу у меня ласточкой просвистела мысль: Профиль спятил.

А он продолжал безумствовать. Снова прикрыл глаза и на мгновение затих, словно прислушиваясь к чему-то там внутри себя. После этого губы его снова зашевелились, и он принялся бормотать что-то, и опять никто ничего не понял, хотя некоторые фразы были произнесены довольно отчетливо.

И тут раздался громовой голос главного инженера, наконец-то появившегося на месте трагедии:

- Что тут происходит?

Все расступились, а Профиль открыл глаза, поглядел на главного инженера снизу вверх и громко сказал:

- Американцам срочно нужна помощь.

Главный инженер огляделся.

- Каким американцам? - спросил он через минуту.

- Я уловил ихние сигналы. - торопливо заговорил Профиль с каким-то странными акцентом. - Я ведь слышу их, а они слышат меня. И они просили передать...

Тут Профессор не выдержал.

- Чего ты мелешь, идиот?

Профиль перевел на него полный укоризны взгляд и замер с открытым ртом. Воцарилась неловкая тишина. Все поняли, что к чему.

- Врача, - коротко бросил главный инженер. - Давайте скорее сюда врача!

Кто-то сорвался с места и помчался к дежурке, где был телефон.

- Какого врача? - удивился Профиль. - Я же совершенно здоров!

Он снова предпринял попытку подняться, но Профессор ему не позволил.

- Тихо! - приказал он. - Не двигаться!

- Ребята! - вдруг с отчаянием запричитал Профиль, не сообразив еще, почему его держат. - Нужно немедленно звонить в Управление космонавтики. Там же люди гибнут!

И он вскинул руку к небу.

Карло трагически покачал головой и снова перекрестился.

- Ты прав, Павлик, - с притворным пониманием обратился к Профилю Профессор. - Люди гибнут. Им надо помочь. Нужно немедленно звонить в Управление космонавтики. Только там и смогут помочь.

- Да-да-да, - оживился Профиль, и глаза его опять заблестели. Немедленно с ними свяжитесь, пусть они за мной приедут!

Профиля быстро успокоили обещаниями и, на всякий случай крепко держа за руки, повели к раздевалке.

По дороге Профиль излагал сообщения американских космонавтов, терпящих бедствие в космическом пространстве за миллионы километров от Земли, и беспрестанно сокрушался, что он не специалист в ракетоплавании. Он сожалел о том, что не понимает многих специальных терминов, которыми насыщены просьбы американцев, и высказывал конструктивные соображения насчет того, что нужны специалисты, и чем больше, тем лучше. Он опять стал размахивать руками, умоляя поспешить. Я сталкивался с помешанными впервые в жизни, и мне было жутко хотя бы от того, что все это произошло на моих глазах с человеком, которого я хорошо знал.

За все время, пока Профиля умывали и переодевали, ни у кого не повернулся язык спросить о том, каким же это таким загадочным образом он улавливает голоса из космоса, и на каком языке обращается с иноземными космонавтами. А Профиль был настолько поглощен этой своей "связью", что никаких объяснений давать и не думал. Через пятнадцать минут весь завод знал, что на территории объявился сумасшедший. В дверях раздевалки толпилась масса народа, и разогнать всех по рабочим местам не в состоянии был даже грозный главный инженер. Наконец подъехала "скорая", и в помещении появилось несколько человек в белых халатах.

Был бы Профиль умнее, он поступил бы иначе. Но даже в такой обстановке он оставался самим собой. Поэтому, как только он сообразил, что его провели, то вознамерился удрать.

- Я не сумасшедший! - завопил он, пытаясь отбиться от сдавившего его словно в тисках Профессора. - Пустите меня!

Он изловчился и стукнул Профессора ногой по коленке, это дало ему шанс вырваться, и он им воспользовался.

Перепуганные рабочие и служащие во главе с главным инженером в нерешительности расступились, а любознательная бухгалтерша, пробившаяся в первые ряды, с визгом бросилась прочь.

Но дорогу Профилю преградили двое крепких, натренированных именно для таких случаев санитаров. Они схватили бедолагу за руки, бережно оторвали от пола и исчезли вместе с ним в дверном проеме.


2.

... На следующий день появились кое-какие новости из психиатрической лечебницы. Не знаю, кто был там у него из наших, но доподлинно стало известно, что Профиль не сдается и настаивает на своем. Он, правда, стал не так категоричен в своих утверждениях, но постоянно разговаривает сам с собой на языке, очень похожем на английский, и исписал уже кучу бумаги английскими словами в русской транскрипции. Кто-то навестил мать Профиля и принес любопытное известие о том, что Профиль никогда в жизни не увлекался ни одним языком кроме своего родного.

Выходило так, что сумасшедший Профиль выдумал какой-то свой язык.

А через несколько дней - как гром среди ясного неба. Телевидение внезапно сообщило о том, что автоматическая станция Марса приняла слабые радиосигналы с американского корабля, считавшегося погибшим. Американцы передавали свои координаты и упоминали о какой-то телепатической связи, якобы установленной с ними кем-то с Земли за несколько дней до этого.

Я ушам своим не поверил - настолько это была невероятная новость. Моя жена, которая была в курсе происшествия на заводе, услыхав телевизионное сообщение, всего меня издергала, полагая, что я понимаю в этом деле поболее, чем она.

А я вообще, по правде, ничего не понимал. Когда-то я читал фантастическую книжку, в которой рассказывалось о мифических сверхъестественных способностях человеческих, однако никогда не думал, что в один прекрасный день все эти бредни воплотятся в действительность.

... Было воскресное утро, и я тут же позвонил Профессору. Но Профессора дома не оказалось. Тогда я позвонил Коротышке Павлику. Жена Павлика сказала, что он сломя голову унёсся в лечебницу на свидание с так неожиданно реабилитированным Профилем.

Я выслушал ее ответ, и тут наконец до меня дошло. Профиль стал телепатом, и с того самого момента, когда на экранах телевизоров появилась взволнованная физиономия диктора, сообщившего сногсшибательную новость, превратился в самого популярного человека на Земле!

И мне страшно захотелось поскорее очутиться рядом с Профилем, и поскорее засвидетельствовать ему свою самую искреннюю дружбу.

... Холл больницы был забит до отказа. Жаждал искренней дружбы с Профилем не только я. Среди этой толпы я обнаружил многих рабочих и служащих нашего завода во главе с самим директором. Команда грузчиков была в полном составе. Все желали разделить с Профилем славу, только вот с этим вдруг вышла заминка.

Дед Карло пояснил мне ситуацию.

- Прошел слух, будто бы Профиль сбежал из этой богадельни. - сказал он. - Вчера вечером выломал решетку в окне туалета и был таков. Но никто этому, однако, не верит.

Толпа страшно взволновалась. Конец этому волнению положил главврач. Он официально заверил собравшихся, что все обстоит именно так, как сообщил мне дед Карло.

Все разочарованно загалдели. Но делать было нечего, и люди потихоньку разошлись...

Я тоже поплелся домой, и с этого момента старался быть в курсе всех новостей, слухов, и даже откровенных плетен о Профиле.

... Как все и полагали, из столицы немедленно нагрянула крупная комиссия. Журналистов, в том числе и иностранных, было не меньше тысячи! Наш завод сразу стал самым популярным предприятием мира, что обеспечило сбыт его продукции за рубежом невзирая на качество. А мы, свидетели, и даже участники происшествия, стали для ученой братии чем-то вроде Консультативного Комитета. Не хватало только одного-единственного, но зато самого главного: самого Профиля с его феноменальными способностями. Несмотря на бесчисленные уговоры через газеты, радио и телевидение, он так и не объявился ни ученым, ни властям. Поговаривали даже, что его уже нет в живых...

Как бы там ни было, а на помощь марсианской космической экспедиции в экстренном порядке было выслано несколько спасательных ракет. Американские астронавты сообщили по радио, что Профиль на связь с ними больше не выходит, но подтвердили все, о чем он нам пытался рассказать, вплоть до мельчайших подробностей. Записи, сделанные им в лечебнице, были расшифрованы, и с комментариями ученых продемонстрированы потрясенной публике. По утверждениям американских космонавтов, в этих записях Профилем было зафиксировано каждое слово, переданное ими через него на Землю.

А из этого следовало, что человечество вступило на порог новой стадии своего собственного развития - Эры Телепатии.

... Профиль так и не появлялся. Время шло, и широкая публика стала понемногу успокаиваться. А еще через некоторое время произошло в этой истории САМОЕ ГЛАВНОЕ.


3.

Я тогда сильно простудился и безвылазно сидел дома. Вечером ко мне примчался взмыленный Коротышка Павлик и, брызгая слюной, что было для него, в общем-то нетипично, сообщил поразительную новость.

- Профиль возвратился! - вне себя от волнения выпалил он.

Я аж подскочил от такого известия.

- Да ну?! Ну и как?

- Плохо, - покачал головой Павлик. - Очень плохо.

И тут же добавил:

- Он свихнулся уже наверняка.

Я недоуменно молчал, и Коротышка стал рассказывать мне следующее. Утром Профиль как ни в чем не бывало заявился на завод, переоделся, словно приготовился к работе, и побеседовав немного с собравшимися на отвлеченные темы, вдруг принялся вести себя так, как не ведет себя ни один более или менее нормальный человек. Он ни с того ни с сего опрокинул стол, с диким хохотом укусил Деда Карло за нос, и если бы его вовремя не схватили, натворил бы еще кучу подобных глупостей. И снова, как и в прошлый раз, пришлось вызывать "скорую". Только теперь состояние Профиля ни у кого не вызывало никаких сомнений.

- Но перед этим он сообщил нам всем такое!..

- Какое? - с замиранием сердца спросил я, увидав, с каким суеверным страхом огляделся Павлик по углам.

Павлик облизнул пересохшие губы и сказал:

- Никто из нас не знает, что делать - верить этому или не верить... Но если это на самом деле так, то что с нами всеми тогда будет?!

- Короче! - оборвал я его. - Что он там сказал?

Павлик ничуть не обиделся на грубость моего тона, потому что был целиком поглощен предстоящим сообщением.

- Он сказал, что на днях научился принимать сигналы совершенно иного качества, и совершенно из иного места...

- Из какого места? - поторопил я его. - Неужели из Бермудского Треугольника?

Павлик выдержал многозначительную паузу, и, то ли для пущего эффекта, то ли от настоящего волнения выпучив глаза, вдруг ни с того ни с сего перекрестился.

- ИЗ ЗАГРОБНОГО МИРА! - выпалил он.

... Я долго смеялся над этим заявлением, чем неописуемо сконфузил Павлика, и, насмеявшись вдосталь, посоветовал ему не принимать жизненную неудачу Профиля близко к сердцу, а также никогда не поддаваться всяким мистическим или околоокультным настроениям.

Время идет, а о Профиле в прессу не поступает почему-то вообще никаких сведений. Известно только (да и то из десятых или двадцатых рук), что его под строжайшим секретом, как "самое загадочное явление наших дней", отправили "на излечение" в столицу, в лучшие заведения для подобного рода клиентов.

На этом бы и конец, НО! Меня все чаще и чаще начинают одолевать сомнения. Особенно по ночам, когда в голову начинают приходить самые фантастические мысли. Я все больше и больше верю в то, что настоящее сумасшествие Профиля явилось вовсе не причиной, а именно следствием. Вы наверняка должны меня понять. Ну не потому ли он двинулся мозгами, что НА САМОМ ДЕЛЕ столкнулся с необъяснимым человеческой логикой миром?

Ответа на этот вопрос в открытом пространстве пока не существует. Ученые занимаются Профилем, но о результатах их работы ничего неизвестно. Какое открытие эти ученые готовят миру - об этом остается только гадать.

Вот почему я и слушаю теперь разные новости со страхом, подавить который уже не в состоянии. Ведь если хотя бы на одну маленькую секунду допустить, что последнее заявление Профиля о потустороннем мире - не бед его помутившегося рассудка, то возникает вполне справедливый вопрос:

А НЕ СВИХНЕТСЯ ЛИ ВСЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПОСЛЕ ОТКРЫТИЯ ЭТОГО МИРА?

Конец Истории

ДРУГОЙ РАССКАЗ
>> С В А Л К А <<



Как быстро писать статьи

А. БИРЮК

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА

ФАНТАСТИКА

ГЛАВНАЯ