Александр Бирюк
О Т С Т У П Н И К

А. БИРЮК

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА

ФАНТАСТИКА

ГЛАВНАЯ

Iron Maiden. 1982. Picture Disc Рассказ "Отступник" был написан в 20 декабря 1993 года. Сначала он назывался "Цена Измены", затем автор решил, что не следует раскрывать суть истории раньше срока и дал ему вполне нейтральное название. Что вдохновило автора на написание этого рассказа - неизвестно, но имеются сведения, что как раз в этот период он нарисовал маслом картину размерами 2 м х 1.5 м, на которой запечатлел обложку пикчер-диска группы Iron Maiden под названием "The Number Of The Beast" (не путать с номерным альбомом, там рисунок на обложке совсем другой!). Сия картина перешла в наследство составителю сего сборника вместе с рукописью, и в данный момент висит на стене в его оффисе, так как повесить этот шедевр у себя в квартире после прочтения рассказа он не решился. Совсем недавно автор рассказа признался, что хотел написать поистине ужасный рассказ, но в те года он владел искусством литературного повествования достаточно плохо, и ничего интересного у него не получилось, а переписывать рассказ заново ему лень, уж лучше написать что-то совершенно новое. Однако составителям антологии "Кошмары и Фантазии" так не показалось - рассказ неплох и в том виде, в котором его пожертвовал редакции автор. Понадобилась совсем минимальная правка, и произведение вполне заслуживает того, чтобы прочитать его с интересом не меньшим, чем самые лучшие рассказы того же Стивена Кинга.

1.

Оболмасов выпростал руки из дырявых карманов, с трепетом поглядел на освещённое окно и подошёл к калитке. Великий Красин назначил ему встречу на десять вечера, и Оболмасов еле дождался условленного срока. На раздумия оставалось всего три минуты, и ровно через эти три минуты Оболмасов должен был сделать чуть ли не самый главный шаг в своей жизни.

Или же не сделать его.

На этот шаг ему сейчас было очень трудно решиться, но также трудно уже было от него и отказаться.

Оболмасов поискал в темноте кнопку звонка. С Великим Красиным они когда-то вместе учились. С ним вместе они мечтали стать профессиональными художниками. Только Красин дико преуспел в своём реместе, а Оболмасову этого так и не удалось. И видит Бог, вовсе не из-за отсутствия таланта.

Оболмасов позвонил и стал ждать. Собаки во дворе у Красина не было, но Оболмасов не решился сходу без предупреждения врываться в частные владения, хотя когда-то Красин и называл его своим лучшим другом. За годы, что прошли с момента их разрыва, Оболмасов стал бояться своего "друга" чуть ли не панически. Да и кто из Истинных Художников не боялся его? Дело в том, что Красин был отступником. А отступничество в среде Истинных Художников квалифицировалось чуть ли не как самое подлое преступление.

Оболмасов позвонил ещё раз. В освещённом окне на втором этаже не двигалось ни единой тени. "Может быть звонок не работает?" - подумал Оболмасов и снова протянул руку к кнопке. Он прислушался. Звонка и на самом деле не было слышно. Тогда он нашарил с внутренней стороны калитки запор и неуверенно открыл его.


...Дом состоял из гаража на первом этаже и студии - на втором. Этот дом Красин купил совсем недавно, и стоил он больших денег. Впрочем, у Великого Красина деньги водились. И судя по всему - именно БОЛЬШИЕ деньги. Не в пример своим товарищам, которые сплотились в Союз Истинных Художников. Красин предал их. Он наплевал на Союз, в котором когда-то сам состоял, наплевал на Клятву, и занялся частным предпринимательством. Так это называл Профессор. Бесспорно, у Красина был талант, иначе Профессор, идейный руководитель Союза, не бесился бы так, когда Красин покинул его. Об объявил Красина САТАНИСТОМ, и без сомнения, справедливо. Дело в том, что художник Красин разбогател не на всяких там банальных натюрмортиках или сладеньких пейзажиках. Он сделал себе имя на НЕЧИСТОЙ СИЛЕ.

Оболмасов усмехнулся воспоминаниям и осторожно отворил калитку. За три года с момента своего разрыва с "истинным искусством" Красин нарисовал и распродал желающим столько всяких СТРАШИЛИЩ и КРОВАВЫХ УЖАСОВ, что этого хватило бы на большую международную выставку. Картины Красина пользовались огромным спросом в городе и далеко за его пределами. Жуткие сцены и холодящие кровь людей-животных, которые беспрерывно рождались в его голове и которые он с величайшим мастерством переносил на холст, притягивали любителей острой экзотки и опустошали их кошельки как пылесосом. И в то самое время, как Истинные Художники в полном смысле сидели на конвервированных бобах да водопроводной воде, исполняя главное требование своего Профессора - СОВЕРШЕНСТВОВАТЬСЯ, СОВЕРШЕНСТВОВАТЬСЯ м ещё раз СОВРШЕНСТВОВАТЬСЯ - Красин это "совершенствоваться" пустил побоку и спокойно, не заботясь ни о каких "принципах", делал деньги. Профессор в бешенстве утверждал, что Великий Отступник рано или поздно свернёт себе шею, и скорее рано чем поздно, и только это ожидание было единственным утешением для его запуганных учеников, некоторые из которых, впрочем, тайно уже начинали сожалеть о том, что вообще связались по молодости лет с этим Профессором, в голове у которого, как всё чаще стали замечать, чего-то всё же не хватало.


Оболмасов ступил на дорожку, ведущую к белеющей под широким навесом входной двери. Заиндевелый на морозе гравий скрипел под ногами. В соседнем дворе вдруг беспокойно забрехала собака, но, впрочем, она тут же смолкла. Из дома не доносилось ни звука. Оболмасов подошёл к крыльцу и вдруг остановился.

Что-то происходило сейчас внутри него, он это чувствовал ясно. Какая-то странная тоска поселилась в нём, и он представил себе Профессора, этого жалкого ныне старика, некогда представлявшегося всем яркой и сильной личностью, несомненно обладавшей талантом, но принесшей весь этот талант без остатка в жертву небесспорным уже среди его учеников идеям НАСТОЯЩЕГО ИСКУССТВА. Профессор терпеть не мог преуспевающих дельцов от искусства, и потому когда его любимец Красин таким коварным образом оставил его, сразу же проклял своего ученика. Конечно же, это проклятие было символическим, все это понимали, но НЕ ПО СЕБЕ стало всем без исключения. Профессор тогда уже начал ПоВрЕжДаТьСя в уме, хотя сначала это никак не бросалось в глаза со стороны. А через несколько недель, когда в продаже на бульваре появилось первое красинское страшилище, со стариком стало твориться нечто ужасное.

Вот тут-то он и прозвал впервые Красина пособником Сатаны.

ПОСОБНИКОМ! Учитывая личную требовательность Профессора к собственным словам, вообще-то совершенно нетрудно было догадаться, НАСКОЛЬКО он тогда был не в себе.

Сначала все подумали, что это была лишь шутка. Но когда леденящие душу сюжеты стали заполнять рынок, когда о них наконец заговорила пресса, и не просто пресса, а БОЛЬШАЯ ПРЕССА, и когда ВЕЛИЧИЕ Красина перестало вызывать у широкой публики первые сомнения, тогда Профессор словно с цепи сорвался. Дело дошло до того, что он ЗАРАНЕЕ проклял КАЖДОГО из своих остальных учеников - участников Союза Истинных Художеств - который вздумал бы покинуть когда-либо Настоящее Искусство. Со стороны могло показаться, что это просто ревность неудачника, и выглядело не очень впечатляюще.

Однако все Истинные Художники так не считали. Им было предельно ясно, в ЧЬИХ они находятся руках.

Впрочем, бунтовать никто не собирался, и может быть отчасти потому, что все они сами к тому времени стали немного не того. И не было бы в этой истории ничего страшного, если бы Великий Красин вдруг не проявил себя с некоторой иной стороны. Он объявил, что намерен сколотить свой собственный, независимый ни от кого СОЮЗ СВОБОДНЫХ ХУДОЖНИКОВ.

А это значило, что он вознамерился потягаться силами со своим свихнувшимся учителем.

Конечно, это был просто жест, и очень глупый. Великий Красин, по мнению многих, и так достиг всего, к чему стремился. Он стал богатым, он стал популярным, он стал Великим, в конце концов. У него появилось множество друзей и приятелей, покровителей, защитников и спонсоров. Пресса относилась к нему в большей степени благосклонно, потому что коммерческую деятельность свою он с самого начала повёл по пути карьеры бескорыстного мецената. Убийственная критика его творчества, которой были всё же насыщены некоторые конвервативные издания, мало на него действовала. Любую критику он считал отличной рекламой. Короче, в родном городе и его окрестностях он занимал прочное положение. Он не был ещё Почётным Гражданином, но было весьма вероятно, что на красивую трёхцветную ленточку с блестящей медалью, ежегодно присуждаемую городским комитетом выдающимся личностям, он претендовать был вправе.

...Оболмасов получил письмо от Великого Красина вчера. А сегодня он ему ещё и позвонил. И за несколько часов, прошедших между двумя этими событиями, в голове и душе Оболмасова совершилась целая революция. Великий Красин настойчиво звал своего дружка под знамёна Свободного Искусства. Он не оплёвывал своего бывшего учителя, как можно было бы предположить, и умно делал, но в его тоне угадывалось явное издевательство над попашими в западню рисовальщиками. Многие из них догадывались, что старик сходит с ума, но это ещё не было основанием для того, чтобы усомниться в его учении. Истинное Искусство - это всё же ИСКУССТВО, и все понимали, что любое искусство бессмертно. Великий Красин не возражал против того, что Истинное Искусство и Свободное Искусство совсем не отрицают друг друга, наоборот, они обязаны гармонично дополнять друг друга. Профессор же отвергал ЛЮБУЮ идею такой гармонии. Он полагал, что ВСЯКИЙ художник, ступивший на скользкий путь эксплуатации своего таланта - крайне аморальная личность. Великий Красин же не только подчинил свой талант собственным прихотям - он подчинил его прихотям САТАНЫ (этого заклятого врага всего честного и прекрасного) и потому для общества он опасен крайне... очень крайне... Профессор всеръёз полагал, что своим художеством Красин отравляет мир, исподволь наполняя его продукцией, изготовляемой в... СЕКРЕТНЫХ ЛАБОРАТОРИЯХ САМОГО САТАНЫ ! Короче, Красин, по его мнению - самый настоящий АГЕНТ САТАНЫ, занимающийся распространением "убийственной заразы". И в этом, конечно, была своя логика. Церковь целиком была на его стороне.

Несмотря даже на тот факт, что Профессор был отъявленным безбожником.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

>> ДАЛЬШЕ <<



А. БИРЮК

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА

ФАНТАСТИКА

ГЛАВНАЯ