А. Бакар
Эпидемия в раю. Повесть, глава 5
Глава 5

А. Бакар. Эпидемия в раю


ГЛАВА 5

Стр. 31

...Уснули мы не скоро. До трёх часов анализировали всё происшедшее за этот долгий день. Попытались охватить события хоть какой-то версией. Ни до чего убедительного не додумались. Впрочем, кое-какие выводы сделали и выработали некоторое подобие программы. Потуги дали следующие результаты:

1. Наши карточные успехи носатику до одного места. В Санаторск он заманил нас с иной целью.

2. Цель мы не знаем. По шефу определить невозможно. Он может оказаться и ученым, проводящим на нас авантюрный эксперимент, и жуликом.

3. Исчезновение денег… Проделки носатого. Проверяет, должно быть.

4. Санаторск, по-видимому, город-курорт ученых. Во всяком случае, людей порядочных, не испорченных и странных.

5. Поступаем следующим образом: из Санаторска не выезжаем. Ведём себя, как вели. Присматриваемся. Вычисляем шефа. В карьты не играем. Учим, консультируем, но сами не участвуем. Посмотрим, как поведёт себя носатик.

Шурик невнимательно отнёсся к моему рассказу о беседе с коротышкой-моралистом. Посчитал пустым эпизодом. Убедил меня в этом.

Около трех я сказал:

- Ладно, побрел я. Поздно.

- Ночуй здесь, - предложил деликатный Шурик. Конечно, не очень уютно ночевать в номере, где шастают привидения. Пусть даже привидения – миллионеры.

- Чего вдруг? – закапризничал я. Не хватало, чтобы мы боялись.

- Да, - вспомнил Шурик. – Обратил внимание, что они… многие… плохо различают масти. Путают красное и черное.

- Дальтоники, - я пожал плечами. – Тебя это удивляет?




…Утром шеф разбудил меня телефонным звонком.

- Доброе утро, - услышал я родной голос и вспомнил его улыбку.

- Игорь Васильевич, - изо всех сил вежливо отозвался я. – У нас тяжелая работа. – И положил трубку.

Больше он не звонил. Но и я спать не мог. Помаялся часа полтора, понял, что поспать качественно не удастся и, проклиная шефа, пошел умываться…

Понятное дело, носатик был у Шурика. Они мило беседовали. Кореша.

- Доброе утро, - хмуро поздоровался я. – Что за манера… - начал было выговаривать шефу, но расхотелось выговаривать, и я, зевнув, замолк.

Шеф встретил меня счастливой виноватой улыбкой.

- Сейчас будем завтракать, - сообщил он.

После завтрака наше трио вышло из гостиницы.

- На пляж? – уточнил счастливый шеф.

- К морю, - неожиданно для себя приказал я.

- Куда?

- К морю, - ласково повторил я. – Оно недалеко, так? Поехали.

Носатик взглядом поискал защиты у Шурика. И не нашел. Шурик безучастно глядел в окно.

- У моря пусто, никого… - неуверенно заканючил носатый.

- К морю, - строго приказал я.

Носатик очень посерьезнел. Уперся руками в руль, некоторое время исподлобья глядел перед собой. Принял, наконец, решение. Согласился:

- Поехали.

Непривычно ожесточенно врубив скорость, погнал машину. Минут через пять остановил ее.

- В чем дело? – не понял я.

- Может, на пляж? – спросил на всякий случай носатый.

- Я же сказал – к морю, - возмутился я.

- Я сейчас, - сказал тогда он и пошел к ближайшему подъезду.

- Бесится еще, - буркнул я.

Шурик промолчал.

Я оглянулся. Сказал:

- Еще одно недоразумение.

- А? – не понял Шурик.

- Идем. – Я вылез из машины, подождал, пока выберется Шурик и пошел к павильончику. Тому самому, парфюмерному.

- Наших бы спекулянтов сюда, заговорил я, открывая дверь. – Они бы…

Я замер. Стоял с открытым ртом, изумленно глядел на полупустые полки. На них лежал самый заурядный товар: мыло, тройной одеколон, убыточные духи. Дефицита – как не бывало.

- Ну? – сказал Шурик.

Я изучающее оглядел продавщицу. Девушка та же. И молча пошел к выходу.

- Что случилось? – спросил Шурик в машине.

- Я предупреждал, - напомнил я. – Мы свихнемся. Я уже начал.

Шурик улыбнулся и вдруг зацвел. Я проследил за его взглядом и тоже улыбнулся.

К машине шагал носатый. Рядом на поводке бежала огромная овчарка. Породистая, похоже воспитанная красавица. Красавец. Кобель.

- Принимайте компаньона. – Носатый впустил кобеля на заднее сиденье, приказал:

- Дайк, сидеть!

Дайк снисходительно обнюхал сидевшего рядом Шурика, затем мой затылок. Сладко, протяжно зевнув, уставился на профиль шефа.

- К морю? – хмуро уточнил носатый.

- К морю, к морю, - подтвердил я.

Было занятно наблюдать за шефом. Что с ним?.. Не улыбнется даже. Такое впечатление, что я вынудил его решиться на что-то тяжкое. Но ведь к морю едем – только и всего. Пса раздобыл. Местный, что ли? Тогда зачем номер в гостинице? И пес зачем? Носатик – собаковод?.. Странно. Взял он этого Дайка неспроста. Затевает что-то. Ну, да поживем – увидим. Я не сомневался, что на подлость носатик не способен. Кем бы он ни оказался, но подлость – это не его.

К морю добрались минут за двадцать. Выехали за город, прокатились по полям и въехали в зону долгого песка. Минут через десять были на берегу. Носатик не лгал: море близко. И какое море. Пустынный песчаный берег с дюнами и куцым кустарником. На берегу ни души. Асфальт кончается метрах в ста от воды. Было в этом безлюдье что-то зловещее. Дюны, штиль – и никого. Тяжелый пейзаж.

- Это я понимаю! А то: «пляж, там будут играть…» - передразнивая носатого, задухарился я. – Хоть искупаемся по-человечески…

Я глянул на шефа. Тот швырнул на меня хмурый взгляд, не ответил. И Шурик был серьезен. Поддался впечатлению. Пейзаж придавил.

- Чего киснете? – не унимался я. – Да ну вас… - Надоело пыжиться. Ведь и самому не по себе.

Я стал раздеваться.

- Собираетесь купаться? – очень серьезно, зловеще-серьезно спросил носатый.

- Чего ж нет? – отозвался я.

Подтянул плавки, выпятил грудь, потянулся. Потягиваясь, поинтересовался у Шурика:

- Что стоишь?

- Не надо, - сказал вдруг Шурик.

- Чего? – Я застыл с выпяченной грудью.

- Купаться не надо, - Шурик вдумчиво мрачно глядел на горизонт.

- Сдурел? – Я вправил грудь на место. – Чего вдруг. Окунемся, обсохнем – и назад.

Я пошел к воде. Шел и ощущал на себе серьезные взгляды Шурика и носатого. Тяжело было идти под этими взглядами.

- Стой! – услышал я голос Шурика.

Я обернулся.

- Погоди. Сначала – я, - Шурик стал сосредоточенно раздеваться.

Я сделал еще шаг.

- Стой, говорю! – скомандовал Шурик.

- Ты чего? – удивился я. – Чего рычишь?

Я перевел взгляд на носатого и поразился его невероятной бледности. И серьезности. В нем происходили какие-то процессы. Кипели. Те самые, что начали подогреваться еще в городе. Подогрев включил я.

Что они, в самом деле! Сумасшедший дом…

Я сделал еще шаг.

- Стой! – чуть ли не взвизгнул Шурик и сотворил нечто, вроде прыжка в мою сторону. – Я первый, - ответил он на мой изумленный взгляд. И пошел к воде.

- Стойте! – крикнул вдруг и носатый. – Подождите!

- Что за фокусы?! – возмутился я.

- Сейчас, сейчас… - носатый ожил. Он словно сдвинулся с мертвой точки, и, сдвинувшись, засуетился. Опустился на корточки к сидящему рядом Дейку, принялся нервно поглаживать его. Спину, лапы, морду. Пес удивленно озирался на хозяина.

Я тоже ничего не понимал. Что за напряжение они нагнали. Тяжеловесы. Но с места не двигался. Ждал, что будет дальше.

Дальше носатый встал, погладил пса по холке и приказал:

- Дейк, вперед!

Дейк побежал к воде. Стал у самого моря. Сунул в воду лапу, жалобно обернулся к нам и заскулил.

- Вперед! – повторил приказ носатый.

Пес полез в воду. Больше он не оглядывался. Мы с Шуриком, застыв, наблюдали, как Дейк вошел по грудь и поплыл. Поплыл в открытое море. Плыл и не оглядывался. Над гладью рывками дергался его лохматый серый затылок. Затылок становился все меньше.

- Куда это он? – спросил я.

Мне не ответили.

Потом, через некоторое время, когда голова пса стала совсем крошечной, носатый устало сказал:

- Поехали.

Я растерянно глянул на него, сникшего.

- А Дейк?..

- Поехали, - повторил шеф и пошел к машине.

И Шурик пошел, подобрав вещи. И, проходя мимо меня, буркнул:

- Кретин.

Я в нерешительности постоял еще, поглядел на серую далекую точку в море. Натянул брюки, взял футболку и пошел за ними.

Носатик завел двигатель. Я не садился. Стоял у открытой дверцы, глядел в море. Не верил, что так можно уехать. Потом пошел назад, к морю. И вдруг ощутил желание забраться в море. Даже сердце забилось учащенно. Желание возникло внезапно, толчком, и в этой внезапности было что-то жуткое. Я удивленно оглянулся и увидел сердитого Шурика. Шурик шел за мной.

Носатик остался в машине. Он исчерпался.

Я изо всех сил зашвырнул в море подобранный сухой сучок, за ним – второй. Они закачались на шевелящейся глади. Я, не моргая, глядел на ветки. Они не удалялись. Медленно, почти незаметно, приближались к берегу. Их гнали назад карликовые волны.

Тогда я снова расстегнул молнию на ширинке.

- Тебе мало? – очень тихо спросил меня Шурик.

Я обернулся.

- Куда он поплыл?

Шурик не ответил.

- Это же бред… - Я чувствовал, что не прав, но не знал, в чем.

- Я полезу первым, - пообещал Шурик. – Тебе мало Дейка?

Я сразу понял, что мне не мало. Что мне вполне достаточно. И пошел к машине. И когда сел в нее, увидел, что шеф, наш несчастный носатик, грустно улыбается.

- Ну и слава богу, - утомленно сказал он.

Всю дорогу я глядел вперед, на шоссе. Но перед глазами была живучая картина: серый собачий затылок над гладью моря. Затылок уменьшался. Вдруг до меня дошло, что я уже ничего не понимаю. Вообще ничего. Наши ночные догадки – детский лепет. В этом ненормальном городе все гораздо серьёзнее. Еще до меня дошло, что, сколько бы я ни бился, я не стану понимать больше. Самая простая, и, возможно, верная в своем сумасшествии мысль так и не была зачата в моем мозге. У здоровых родителей рождаются здоровые дети. Именно так я оправдывал потом собственную тупость.








ГЛАВА 6.

Уникальные книги. А. Бакар

Обновлено:
24.1.2018 г.

ЭПИДЕМИЯ В РАЮ. ПОВЕСТЬ

В НАЧАЛО

А. БАРБАКАРУ

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА

ГЛАВНАЯ ПОРТАЛА

Бесплатные консультации по СЕО