Анатолий Бакар
Эпидемия в раю. Повесть
Глава 1

Анатолий Бакар. Эпидемия в раю


ГЛАВА 1

Стр. 6

Я принял его за туриста. Туриста-романтика. Есть такой подвид. Выделяют из бюджета незначительную сумму специально на игру. На выигрыш не рассчитывают. Рассчитывают, что потом можно будет форсить. Как же: играл в Одессе, на пляже.

Подошёл он вызывающе непосредственно. Устроился на ближайшем топчане и забросил удочку:

- Скучаем, молодые люди? Почему не у дел?

Я поднял голову, оглядел его, подивился размерам его носа и поинтересовался:

- Не у каких?

- А?

- Не у каких дел?

- А-а, - заулыбался он. - Не играете, в смысле.

Шурик оторвал голову от песка, оглянулся на голос. Снова лёг.

- Я бы, знаете ли, пошлёпал бы картишками, - заявил носатый. - Может сразимся? - говорил он со мной, а глядел больше на Шуру.

- В какую игру?

- А какие бывают?

Я уставился на его нос. Ничего, глядел он прямо, чуть улыбался, но без насмешки. Шурик снова поднял голову и внимательно оглядел его. И снова лёг.

- Видите ли, я не играю... пока... Но, знаете ли, научился бы.

Ясно, - мне стало неинтересно.

- Ну так как?

- Видите ли, - сказал я. - Игр много, но, знаете ли, в каждую надо хоть чуть-чуть...

- Есть же, наверное, простые.

- Есть.

- Вы покажите. Какие попроще?..

- Кто дальше зашвырнёт.

- В каком смысле?

- Карты есть?

Он протянул мне импортную пластиковую колоду. Я с любопытством глянул на него и вытащил одну карту.

- Швырните.

- Как?

- Как хотите. Подальше.

Он неловко махнул рукой. Карта приземлилась у наших ног. Я поднял её, сдул пыль и запустил метров на двадцать пять.

- Лихо, - обрадовался он.

Я ждал, что он побежит за картой. А он сидел себе и улыбался. Потом достал ещё одну колоду. Тоже пластиковую.

- Ещё что-нибудь покажите.

Это было уже черт-те-что.

- Вы уронили, - болезненно красный толстяк-отдыхающий протягивал мне выброшенную карту. Отдал и вернулся на подстилку к жене. Метрах в пятнадцати от нас.

- Сначала надо освоить броски, - сказал я, кисло глядя в сторону.

- Как это делается? - он глядел на меня, как старательный ученик на любимую учительницу.

- Вот так. - Я показал, как следует держать карту.

- Так, да? - и он зашвырнул карту метров на тридцать.

Я глупо уставился вдаль.

Пунцовый добряк, словно по команде, "апорт" сорвался с подстилки и побежал за картой.

- Вы уронили.

Я поблагодарил его, как старого знакомого, кивком.

- Годится, - буркнул я. - Шура, будем учить товарища?

Шура, не отрывая головы от песка, кивнул.

- Начнём с покера, - предложил я. - Подходит?

- С покера, - согласился носатый. Он был само внимание. И всё же время от времени косил взгляд на Шурика.

Покеру мы уделили минут двадцать. Я думал уже предложить ему поиграть, когда он поинтересовался:

- Вы много игр знаете?

- Перечислить?

- Не надо, - он снова глянул на Шурика и заговорил громче. Словно боясь, что тот его не расслышит:

- У меня предложение...

- Так, - разозлился я. - Вы заплатите за урок, потом мы вас выслушаем.

- Сколько? - серьёзно спросил он, достав из кармана пачку сиреневых купюр.

- Слушаем, - сказал я.

Шурик сел, прислонившись спиной к топчану. Уставился на носатого. Тот воодушевился:

- Видите ли, - начал он. - Есть место, где с вами будут играть...

- Гастроли? - не понял я.

- Как?

- Выезд на гастроли?

- Это так называется? - Он не улыбался.

- Куда ехать?

- Видите ли... это пока тайна.

Я кивнул.

- Во что играть? - встрял в разговор Шурик.

Носатый воодушевился ещё больше:

- Во что угодно. Там пока не играют. Вы научите.

- Бред... - сказал я. - Оплачивать уроки будете вы?

- С вами будут играть.

- Ваша доля?

- В каком смысле? - Носатый не давал соскучиться.

- Вы получаете треть от выигрыша.

- А-а... - улыбнулся он. - Я согласен.

Я не знал, что думать. Ненормальный какой-то. Но, с другой стороны, при деньгах. И карты пластиковые...

- Это далеко?

- Ночь езды.

- Надо посоветоваться, - сказал я. - Подождите.

Мы с Шурой пошли в море. Вошли по пояс.

- Он из милиции, - предположил я.

- Нет, покачал головой Шурик.

- Почему?

- Он не из милиции, - повторил Шурик. С ним бывает. Выдаст что-нибудь и не объясняет. Невозможно выбить объяснение.

- Тогда надо ехать.

Шурик пожал плечами. - С первого числа выйдет указ о нетрудовых доходах, - напомнил я. - Клуб заглохнет. Надо ехать.

- Можно съездить, - согласился Шурик. - Ничего не теряем.

Я оглянулся. Носатый сидел на топчане, ворошил пальцами ног песок. Поднял голову, улыбнулся нам. Улыбался он здорово. Аферюга. Но, что интересно, я верил: час назад он понятия не имел ни о покере, ни о какой другой игре. Странный он был. И выглядел странно.

Огромный нос начинался с огромного лысого лба. Худой, белокожий, лопоухий, с запавшими глазами и тонкой шннй, он походил на мололого нудного сухаря-учёного. Особенно с этими его "видите ли", "знаете ли".

Мы вернулись к нему.

- Вас как зовут? - спросил я

- Игорь Василь... Игорь, - улыбнулся он.

- Вот что, Игорь. У нас финансовые трудности...

- Не проблема.

- Вы говорите, место близко?

- Ночь езды. У меня машина.

Это нам понравилось.

- Море есть? - спросил Шурик.

Носатый ненадолго задумался. Ответил:

- Есть. Недалеко.

- Женщины? - спросил я.

- Есть.

- Я понимаю что есть. Симпатичные?

- Разные.

- Когда едем?

- Сейчас. - Он был в своём репертуаре.

- Домой надо заскочить, предупредить Лидку, - сказал Шурик.

Я кивнул. - Оттуда можно дать телеграмму, - вставился носатый.

- Собраться нам надо, как вы считаете? - разозлился я.

- У вас всё будет. Поехали.

- Прямо так?

- Так.

- Поехали, - сказал я, взял вещи и, как был, в плавках, направился к лестнице.

Носатый, нисколько не удивившись, пошёл за мной. Шурик стал натягивать брюки.

... У носатого оказалась "Волга". Последняя модель. Он потихоньку добирал авторитет в моих глазах. Из города выбрались быстро. В машине имелось всё необходимое для долгого путешествия: обтянутые велюром сиденья, магнитофон с колонками и даже маленький бар.

- Жаль, телевизора нет... - я покосился на шефа.

Шеф такой наглости совершенно не поразился.

- На будущее учту.

Я, не спросив разрешения, открыл бар, достал симпатичную тонкую бутылку с длинным горлышком.

- Пиво, - пояснил носатый. - Там есть коньяк.

На коньяк я не отреагировал. Вскрыл бутылку, отхлебнул из горлышка. Шурик отнял её у меня, допил содержимое. Я потянулся, взял ещё одну...

Вечерело. Я с тихим восторгом глядел, как солнце опускается в лесопосадку. Оно садилось быстро, как пробитый воздушный шар. Меня обволакивала дремота. На душе было тревожно и счастливо. Так бывает в предверии праздника.

- Будь что будет, - думалось мне. - Мы им устроим... Лас-Вегас. - И ещё вспомнились слова, принадлнжащие, вроде, Наполеону: главное - ввязаться в бой, а там посмотрим.

"Ну и пиво же у носатика... бьёт по балде, как..." - об этом, кажется, я подумал уже во сне...



ГЛАВА 2.

ЭПИДЕМИЯ В РАЮ. ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

В НАЧАЛО

А. БАРБАКАРУ

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА

ГЛАВНАЯ ПОРТАЛА