АРХИВНЫЙ РАЗДЕЛ
Журнал «Иллюстрированная Россия», Париж, № 38 (748), 9 сентября 1939 г.

Какъ солгалъ Гитлеръ. Журнал Иллюстрированная Россия


КАКЪ СОЛГАЛЪ ГИТЛЕРЪ
Журнал «Иллюстрированная Россия» № 38, 1939 г.
Документы "Белой Книги"


Вторая европейская война началась 1 сентября 1939 года. Всего лишь нисколько недель тому назад, по случаю двадцатипятилетия первой европейской войны, вспоминая обстоятельства, ей предшествовавшие, мы приводили историческе документы, с неумолимой точностью устанавливающие, как цинично и коварно подготовляла Германия вооруженное столкновение, как откровенно Вильгельм II и его правительство подталкивали Aвстрию напасть на Сербию с тем, чтобы затем выступить самим. Тогда, в 1914 году, все эти документы были неизвестны никому, кроме самих заговорщиков против европейскаго миpa; лишь револющя сделала возможным их опубликование, и преступники могли быть заклеймены уже в тот момент, когда они были повержены и понесли жестокую кару, - она, как мы теперь видим, была еще слишком недостаточна.

Теперь, через 25 лет и один месяц, Германия снова совершает гнусное нападение на мирные народы Европы. Исступленный маниак, одержимый манией величия, возомнивший себя великим завоевателем, поверг мир в кровавый хаос новой войны, послал на смерть миллюны юношей и отцов семейств, обрек десятки миллионов женщин и детей на невыносимыя страдания.

В течение шести лет своего владычества над обманутой, загипнотизированной им страной, он готовил свое кровавое преступление. Все мирные способы были испробованы, чтобы остановить его на этом пути. Европейсюе народы не остановились перед самыми тяжкими жертвами, чтобы избежать кровопролития: сентябрь прошлаго года и мюнхенское соглашеше, которое стало возможным после героического самоотречения несчастной Чехословакии, было тому самым красноречивым свидетельством. Ответом на это соглашеше со стороны Гитлера было подлое расчленение обезоруженной страны и её окончательный захват. Мир убедился, что у Гитлера нет слова, что в международную политику он вносит приёмы самого вульгарного бандитизма.

Последшя события, приведшие к новому европейскому столкновению, показывают, что это утверждеше совершенно бесспорно. Доказательств этого историкам не придется ожидать до того момента, когда виновник будет обезврежен, эти доказательства опубликованы уже теперь английским правительством под назвашем «Белая книга». В «Книге» собрана вся переписка и все документы, относящиеся к последним трагическим дням переговоров между Великобританией и Германией. Как известно, за несколько часов до своего подлого нападения на Польшу Гитлер опубликовал свои «предложения», на которые, якобы, Польша ответила отказом даже вступить в переговоры. Из «Белой Книги» явствует, что утверждеше Гитлера - ложь.

Документы, которые содержит «Белая Книга», представляют огромный исторический интерес: о многих моментах переговоров до сих пор ничего не было известно, - например, о попытке Германии заключить с Англией своего рода сепаратный мир (документ номер 2), о заявлении Гитлера, что отныне внешняя политика Германии неразрывно связана с политикой СССР (документы номера 3 и 5) и т. д.

Приводим ниже краткое содержание документов «Белой Книги», а также «пояснительной записки», которой английское правительство их сопроводило.

ПИСЬМО ЧЕМБЕРЛЕНА.
(Документ № 1).


22 августа Чемберлен отправил Гитлеру письмо, в котором, уведомлял его, что военные меры, принятые Великобританией, находятся в непосредственной связи с заключением германо-советского пакта.

- Нам известно, - писал Чемберлен, - что в некоторых берлинских кругах считают, будто после заключения германо-советского договора гарантия, данная Англией Польше, теряет всякое значение. Если бы германское правительство стало на эту точку зрения, оно совершило бы большую ошибку. Англия твердо намерена выполнить обязательства, которые она приняла на себя в отношении Польши; и правительство Его Величества не собирается, в нынешних условиях, повторить трагическое недоразумение 1914 года.

Чемберлен предостерегает Гитлера и от другой ошибки, не менее опасной:

- Британское правительство твердо намерено использовать, если это окажется необходимым, все силы, имеющиеся в его распоряжении. Если война начнется - невозможно предвидеть, когда и как она окончится. Но одно следует помнить: даже если на одном из многочисленных её театров будут одержаны местные успехи, на быструю ликвидацию вооруженного конфликта не надо надеяться.

Напомнив, таким образом, Гитлеру, что даже раздавив Польшу быстрым натиском, Германия не может надеяться на конечную победу - Чемберлен переходит к положительной части своего послания. Он выражает надежду, что польско-германский конфликт можно разрешить мирным путем, и предлагает обеим сторонам заключить перемирие, то есть прекратить на определенное время как полемику в печати, так и вообще травлю и нападки рсякого рода. За это время обе стороны могут рассмотреть взаимные претензии и придти к соглашению.

- Сознаюсь, - заканчивает свое послание Чемберлен, - что в данный момент я не вижу другого способа избежать мировой катастрофы.

В ответ на это предложеше «перемирия» Гитлер по своему обыкновению ответил крикливыми фразами о «жизненном» пространстве» Германии и закончил прямой угрозой.

- Я считаю долгом предупредить ваше превосходительство, - писал он, - что, в случае осуществления военных мер, о которых говорится в последнем послании, Германия немедленно обявит мобилизацио всех своих вооруженных сил.

Положение казалось уже окончательно безнадежным, когда вдруг, вечером 25 августа, появилось коротенькое сообщение, давшее возможность людям, разбирающимся в тонкостях международной политики, надеяться на счастливое разрешение кризиса; их надежды тотчас же распространились в широкой публике: Гитлер вызвал к себе англйского посла Гендерсона, после чего тот сейчас же вылетел в Лондон, очевидно, с какими-то предложениями. «Переговоры» начались.

ТРАГИЧЕСКИЕ ДНИ.

Эти переговоры и являются центральной частью книги. Они же и завершились грандиозной подтасовкой Гитлера, которая останется в истории как одно из самых низких политических мошенничеств.

(Документ № 2).

Пригласив к себе сэра Невиля Гендерсона, Гитлер начал с того, что он «еще раз обдумал положение» и, по зрелом размышлении, «решил сделать Англии предложение столь же серьезнаго характера, как и иницатива, недавно принятая Германией в отношении России».

Из дальнейшего выяснилось, что Гитлер предлагает ни больше и ни меньше как раздел Европы между Германией и Англией.

- Смешно обвинять Германию в том, что она стремится к мировой гегемонии, - сказал фюрер. - Британская Империя занимает 40 миллюнов кв. километров, а Германия - только 600 тысяч.

При таких условиях, вместо того, чтобы «вести кровавую войну, которая превзойдет по своим размерам и ужасам столкновение 1914 года», Англии и Германии лучше всего сговориться:

- Я заявляю, - говорил дальше фюрер, - что готов признать Британскую империю. Я готов взять на себя лично обязательство - обеспечить её безопасность и предоставить в её распоряжение все средства Германской империи.

Гитлер выразил готовность подкрепить эти слова актами:

- Я согласен заключить с Британской Империей договор, который не только гарантирует её существование при всех обстоятельствах, но обеспечит ей помощь Германии во всякое время и во всяком месте.

Другими словами, Германия согласна разграничить сферы влияния не только в Европе, но и во всем миpe, между собой и Англией - на следующих условиях:

1). Колоссальный вопрос должен быть решен, путем переговоров, в кратчайший срок.
2). Германия сохраняет все свои обязательства по отношению к Италии.
3). Германия отказывается, раз навсегда, войти в конфликт с Poccией, по какому бы то ни было поводу.

Монолог Гитлера закончился заявлением, что западные проблемы его не интересуют, и что «укрепления, возведенные Германией на западе и стоившие ей миллиарды, являются окончательными её границами».

- Это - последнее мое предложение, - сказал Гитлер, отпуская Гендерсона. - Если оно будет принято, откроется возможность разрешения польского вопроса.

ОТВЕТ АНГЛИИ.

Несмотря на всю курьезность, - если в столь трагических обстоятельствахь допустимо подобное выражение, - этого «предложения» полусумасшедшего человека, английское правительство, руководимое желанием, прежде всего, сохранить мир, ответило с достойной сдержанностью:

(Документ № 3).

- Правительство Его Величества с удовлетворением отмечает желание германского правительства установить добрые отношения между обеими странами и выражает уверенность, что подобный порядок явился бы истинным благодеянием.

Однако, Чемберлен считает необходимым отметить, что «две группы вопросов, намеченных в сообщении Гитлера, - польская проблема и будущие отношения между Англией и Германией» - должны быть решены в порядке, обратном тому, который указал фюрер: сначала польско-германский спор, потом общие вопросы.

- К сожалению, - писал Чемберлен, - в последнем сообщении Гитлера, именно об этом споре ничего не говорится. Англия считает необходимым заявить, что какие бы выгоды ей ни предлагала Германия, она не допустит умаления суверенитета государства, которому она дала свою гарантию.

- Английское правительство, - заканчивает Чемберлен, - получило из Варшавы определенное заверение, что польское правительство готово начать переговоры на такой базе. Если эти переговоры дадут положительный результат, откроется путь к широкому и полному соглашению между Германией и Англией.

Это послание Чемберлена было вручено Гитлеру 28 августа. На следующий день фюрер ответил на него.

КРАПЛЕНАЯ КАРТА.
(Документ № 4).


Констатировав неудачу маневра, рассчитанного на «соглашательство» Англии, Гитлер больше не возвращается к своему предложению. Он касается исключительно данцигского вопроса, повторяет все прежние жалобы на «неслыханные гонения, которым подвергается немецкое меньшинство в Польше» и заявляет, что «при таких условиях переговоры с Варшавой, собственно говоря, немыслимы». Однако, желая лишний раз доказать Англии, как высоко он ценит добрые отношения между Германской и Британской империями, Гитлер согласен переговоры начать. Германия никогда не собиралась покушаться на жизненные интересы Польши, и еще меньше думала об уничтожении польского государства.

- Исходя из всего вышеизложенного, - гласит ответ Гитлера, - Германия принимает предложение Англии об открытии польско-германских переговоров. Германское правительство ждет прибытия, в среду, 30 августа, польскаго эмиссара, снабженного необходимыми полномочиями для подписания соглашения. Оно немедленно приступает к выработке условий, которые, по возможности, будут сообщены английскому правительству до прибытия польского эмиссара.

Письмо заканчивается следующей оговоркой:

- Германское правительство считает необходимым подчеркнуть, что, в случае нового территориальнаго сговора с Польшей, Германия не сможет ни дать собственной гарантии, ни участвовать в чьей бы то ни было гарантии, если к этому не присоединится СССР.

Эта нота, врученная английскому послу вечером 29 августа, явилась началом подтасовки, которую Чемберлен разоблачил в палате общин.

НОЧЬ НА 30 АВГУСТА.
(Документ № 5).


На следующий день, 30 августа, Чемберлен отправил Гендерсону телеграмму, в которой просит передать Гитлеру, что «предложение - прислать в Берлин польского эмиссара для подписания условий соглашений является совершенно безрассудным». Гендерсону поручалось - «убедить германское правительство в необходимости придать будущим переговорам более нормальную форму», Чемберлен указал даже эту форму: «Германское правительство должно вручить польскому послу свои предложения, с тем, чтобы тот препроводил их в Варшаву, на предмет разсмотрения и ответа.

Одновременно, Чемберлен послал непосредственно германскому правительству ответ на ноту 29 августа. Этот ответ был вручен Гендерсоном Риббентропу 30 августа, в полночь. В нем указывалось, что «жизненные интересы Польши и Германии вполне совместимы», что «польское правительство готово начать переговоры» и что, по мнению Лондона, «необходимо установить контакт между обоими правительствами возможно скорее».

Этот момент - полночь на 30 августа - был кульминационным пунктом кризиса, который, увы, разрешился катастрофой. Может быть, именно, в этот момент была бы еще возможность спасти мир, если бы судьба его уже не была решена преступной волей одного человека. Все попытки мирных держав спасти Европу от катастрофы были обречены на неудачу. И эта обреченность лучше всего видна из той сцены, которая разыгралась между английском послом и германским министром иностранных дел. Вот как описывает трагическую ночь на 30 августа «Белая Книга»:

(Документ № 6).

- Риббентроп показал английскому послу длинный документ, который стал быстро читать по-немецки. Насколько Гендерсону удалось разобрать, это были условия, которые Германия ставила Польше, - те самые 16 пунктов, что германское официальное агентство опубликовало на следующий день. Анпийский посол попросил у Риббентропа один экземпляр этих условий, напомнив, что германское правительство в своей ноте от 29 августа обещало «довести до сведения Англии предложения, которые оно намерено сделать Польше». Однако Риббентроп ответил, что «теперь уже поздно», что польский эмиссар не прибыл в указанный срок и что все дальнейшие переговоры по этому поводу безпредметны.

Английское правительство немедленно довело о случившемся до сведения Варшавы. Польское правительство проявило огромную выдержку и хладнокровие: оно «известило Лондон, что польскийш посланник в Берлине получил инструкции - явиться к Риббентропу и получить у него текст германского предложения». Однако, в течение всего дня 31 августа Липский тщетно добивался свидания с Риббентропом. Он пытался снестись с Варшавой, чтобы получить дальнейие инструкции, но провод оказался перерезанным...

- Таков истинный ход событий, который Германия впоследствии изобразила в совершенно извращенном виде, - заканчивает «Белая Книга».


Дальнейшее общеизвестно. 1-го сентября, в 6 часов утра Гитлер отдал приказ своим войскам вторгнуться в Польшу, а еще через три часа перед послушными членами своего «рейхстага» истерически кричал, что «мы стреляем с 5 час. 45 м.».

Несмотря на это ничем не вызванное нападение на страну, которая уже выражала согласие вступить в переговоры, Англия и Франция сделали последнюю, отчаянную попытку спасти мир. В самой выдержанной, корректной форме, они предупредили Германию, что если она прюстановит военныя действия и уведет свои войска с территории Польши, они готовы считать, что «ничего не произошло» и возобновить переговоры. Представление не носило характера ультиматума; даже слово это тщательно избегалось печатью союзных стран. Ответом Германии было презрительное молчание. На новые представления, уже с указанием сроков, после которых Англия и Франция сочтут себя вынужденными выполнить союзные обязательства по отношешю к Польше - новое молчание со стороны Гитлера.

1-го сентября война началась...



"Иллюстрированная РОССIЯ" (La Russie Illustree)
Еженедельный литературно–иллюстрированный журнал, издавался в Париже с 1924 по 1939.
Всего вышло 748 номеров.

Какъ солгалъ Гитлеръ

Журнал Иллюстрированная Россия № 38, 9 сентября 1939 г.

На фото: министр иностранных дел Польши полковник Бек.


АРХИВНЫЕ СТАТЬИ

ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ САЙТА

ВЕРНУТЬСЯ В КАРТУ САЙТА

Заработки на продаже уникального контента