Atlantic Records
Рок-энциклопедия

Atlantic Records. Лейблы

Led Zeppelin III. Atlantic Records Один из самых известных лейблов 70-х годов

Atlantic Records (Atlantic Recording Corporation, Атлантическая Звукозаписывающая Корпорация) - американский лейбл звукозаписи, принадлежит компании Warner Music Group. Основан в 1947 году Ахметом Эртеганом и Хербом Абрамсоном. Изначально лейбл был ориентирован на джаз и ритм-энд-блюз. С 1955 года на счету джазового подразделения контракты с Чарльзом Мингусом и Джоном Колтрейном. Хотя компания начинала как независимый рекорд-лейбл, она стала одним из основных игроков на музыкальном рынке в 1960-х с такими мейнстримовыми партнёрами как Сонни и Шер. Среди основных конкурентов были Columbia Records и RCA Records.

Дизайн лейбла (В США):
1950-1960 моно: черный лейбл, серебристые буквы.
1950-1960 стерео: Зеленый лейбл, серебристые буквы.
1960: так называемый "бычий глаз". Моно - оранжево-пурпурно-черный "вентилятор" вокруг центрального отверстия. Стерео - сине-зеленый "вентилятор" там же
1960-1961: так называемый "Белый вентилятор". Моно - оранжево-пурпурный, стерео - зелено-синий. Через центральное отверстие проходит белая полоса. Справа от центрального отверстия белый "вентилятор" на черном фоне.
1961-1968: так называемый "Черный вентилятор". Моно - оранжево-пурпурный, стерео - зелено-синий. Через центральное отверстие проходит белая полоса. Справа от центрального отверстия черный "вентилятор" на белом фоне.
1969-1972: Красно-зеленый лейбл с надписью 1841 Broadway в нижней части лейбла.
1973-1978: Красно-зеленый лейбл с надписью 75 RockfellerPlaza в нижней части лейбла.
c 1978: Красно-зеленый лейбл с надписью Warner в нижней части лейбла.

Основные исполнители: John Coltrane, Modern Jazz Quartet, AC/DC, Led Zeppelin, Yes, Foreigner, Jan Akkerman, Passport и многие другие

Интервью с Крейгом Кэллманом
главой компании Atlantic Records


Крейг Кэллман (Craig Kallman) – один из самых влиятельных менеджеров в музыкальной индустрии на протяжении последних 20 лет. В 1991 году он пришел работать в Atlantic Records, а в 2005 году возглавил этот легендарный лейбл звукозаписи. Под его руководством компания подписала контракты и занимается делами таких популярных сегодня исполнителей как поп-звезды Bruno Mars и Jason Mraz, реперы Flo Rida, T.I., Cee Lo Green, бростеппер Skrillex, рокер Kid Rock, и кантри-группа Zac Brown Band. Кэллман также курирует партнерство Atlantic с несколькими другими успешными рекорд-лейблами: Fueled By Ramen, Roadrunner, Canvasback, Photo Finish, и Chop Shop.

Крейг Кэллман глава компании Atlantic Records Кэллман живет в Нью-Йорке. Являясь опытным предпринимателем в музыкальном бизнесе, он при этом остается страстным меломаном и известен своей огромной коллекцией альбомов. Его коллекция насчитывает около 500,000 виниловых альбомов и 75,000 компакт-дисков. Еще подростком он стал работать ди-джеем, а после окончания университета основал свой собственный лейбл Big Beat Records. Его инди-лейбл стал настолько успешным, что его решила купить Atlantic Records. Кэллман принял предложение компании и стал работать в Atlantic вице-президентом отдела по поиску исполнителей и репертуара, продолжая заниматься делами своего лейбла Big Beat.

Став работать в Atlantic, Кэлмман подписал на лейбл таких успешных исполнителей как Notorious B.I.G., P.O.D., Aaliyah, Brandy, Timbaland, Lil' Kim и Junior M.A.F.I.A. Благодаря Кэллману Atlantic выпустила суперпопулярный саундтрек Space Jam с классическим хитом R. Kelly, "I Believe I Can Fly." Кэллман стал сначала старшим вице-президентом отдела по поиску новых исполнителей, президентом этого отдела и наконец возглавил Atlantic Records.

Последние десять лет, Кэллман вел Atlantic к мировому успеху во многих жанрах, имея в арсенале таких артистов как Bruno Mars, T.I., Sean Paul, Lupe Fiasco, Flo Rida, Paramore, B.o.B, Skillet, Switchfoot, Jason Mraz, Kid Rock, Matchbox Twenty, Rob Thomas, Trey Songz, Death Cab For Cutie, Missy Elliott, Wiz Khalifa, Zac Brown Band, Shinedown, Gnarls Barkley, Cee Lo Green, fun., Jaheim, 3OH!3, Shinedown, Estelle, Skrillex, и Janelle Monae.

Мы рады представить вам интервью с Крэйгом Кэллманом, в котором он рассказал о своей карьере в музыкальной индустрии, начиная от создания Big Beat Records и заканчивая впечатляющими успехами в Atlantic Records на протяжении последних 20 лет. Кэллман также рассказал о своей творческой команде, которая работает вместе с ним.

Где вы выросли и как вы пришли в музыкальный бизнес?

Я родился и вырос на Манхэттене; рос в большом городе и любил коллекционировать пластинки. У моего отца была замечательная коллекция пластинок. Отец не занимался музыкальным бизнесом – он был юристом – но очень любил музыку. У него были очень разносторонние музыкальные вкусы, и я с ранних лет был окружен самой разной музыкой – от Тадж Махала до Рэнди Ньюмана, от Битлз до Моцарта.

Вы играли на каких-то музыкальных инструментах?

В школе я пробовал играть на разных инструментах, но, по правде говоря, никогда не чувствовал, что игра на каком-либо из них является моим призванием. Я просто очень любил слушать музыку, жадно впитывал в себя все жанры. По субботам я обходил все магазины Mom & Pop в центре Нью-Йорка. Это стало для меня обычным субботним ритуалом, я и сегодня так делаю. Сначала я шел в магазин с новинками в стиле хаус, затем в магазин с рэп-новинками, потом в магазины, продававшими альтернативу и панк-рок и покупал все новые альбомы. Мне также нравилось открывать для себя старую музыку, записанную на Tower Records.

Когда мне исполнилось 16, мне повезло стать ди-джеем на школьном выпускном. И именно тогда мне повезло встретить ди-джея по имени Richard Vasquez в магазине 99 Records, у нас завязался разговор. Мы оба искали в том магазине какие-то редкие пластинки; а Ричард был известным ди-джеем в Нью Йорке. Мы подружились, он пригласил меня ему помогать и под его началом я стал учиться ремеслу ди-джея. Демо, которое я скомпилировал для школьного выпускного, я отнес в клуб The Mansion, и вскоре они пригласили меня поработать на замене у их ди-джея. Это приглашение положило старт моей карьере ди-джея, я использовал этот опыт работы, чтобы продвигать себя в других клубах Нью-Йорка. В итоге я получил место ди-джея в Cat Club.

В тех клубах были ограничения по возрасту?

Да, но мне как-то удавалось проходить в них, хотя спиртное продавали только лицам, достигшим 18 лет. Я неплохо работал в Cat Club, и мне стали предлагать работу в других клубах. Так что еще подростком я успел поработать ди-джеем в таких клубах как Danceteria, The Tunnel, The World, Area, The Palladium, Limelight и других клубах Нью-Йорка. В будни я ходил в школу, а по вечерам и в выходные работал в клубах.

После школы вы поступили в университет?

Да, я учился в Браунском университете, получал образование в области гуманитарных наук и подумывал о поступлении в бизнес-школу. Но, уже будучи студентом университета, я работал на местном радио и получил работу в качестве представителя университета на CBS Records. Так что я сопровождал все музыкальные события, которые CBS устраивала в Провиденс, Род-Айленде, южном Массачусетсе. Я также организовывал вечеринки в университете и снова стал работать в ночных клубах. По окончании университета я устроился на работу в журнал Billboard, работал в отделе чартов, также я работал и на Factory Records. Эти работы оплачивались по тарифу пять долларов в час. Днем работал, а вечерами крутил диски в клубах до поздней ночи.

По субботам я по-прежнему заходил в магазины Mom & Pop и однажды, зайдя в один из них, случайно услышал трек, который мне очень понравился. Я попросил продавца продать мне две копии диска, сказал, что хочу проиграть пластинку в клубах. Но он ответил, что это не пластинка, а демо. Я спросил, кто его записал. Мне сказали - есть тут один паренек. Я попросил дать мне его телефон. Мне захотелось выпустить пластинку с этой записью.

Там же в магазине я увидел на стене постер певца по имени Taravhonty, и подумал, что было классно, если бы он спел на том треке, который пока что был просто инструментальным. Мне удалось выйти и на певца и на автора. Я их пригласил ко мне домой. Мы оборудовали студию прямо у меня в спальне, я написал слова песни, и мы состряпали композицию в стиле хаус.

Эта запись стала первым релизом на вашем лейбле Big Beat?

Да. Я подумал, что вместо того, чтобы просто играть песню в клубах, будет лучше если я создам лейбл и выпущу ее на нем. Придумал название Big Beat Records, купил книжку This Business of Music (в то время это была библия музыкальной индустрии). Из этой книги я узнал - как мне заключить контракт с Taravhonty в качестве исполнителя и как вести его дела. Я также узнал, как быть музыкальным издателем. Чтобы продвигать пластинку я взял напрокат тележку из супермаркета, загрузил в нее первые пятьсот дисков и возил тележку по улицам Манхэттена, заходя во все магазины Mom & Pop. Я купил книжку с бланками накладных и выдавал работникам каждого магазина накладную под реализацию. Я им сказал: "Вот вам 25 пластинок по цене два доллара каждая. Просто поставьте их на витрину, а рекламой пластинки я сам займусь". Затем я побежал к моим друзьям ди-джеям в ночные клубы и раздал им бесплатно по пластинке. Потом пошел в музыкальные журналы и на радиостанции, я был всюду, где можно было продвинуть песню. В то время у меня все еще была дневная работа в Billboard и на FactoryRecords, и, возвращаясь поздно вечером домой, я проверял сообщения на автоответчике. И часто там были сообщения из магазинов пластинок: "Мы продали 25 копий, можешь принести еще 25?" Вскоре мне стали звонить и из других районов города - из Бронкса, Бруклина и Квинса. Так что я стал брать у отца машину, объезжал эти районы и занимался поквартирной доставкой.

И как продалась ваша первая пластинка?

Первая пластинка ("Join Hands" исполнитель Taravhonty) продалась тиражом 5 000 копий, и я подумал, что если я смогу проделать такое еще три раза, то заработаю $20 000 в год и смогу просто сразу заниматься музыкой – мне не надо будет учиться в бизнес-школе. Как-то в один из вечеров, когда я работал ди-джем в клубе The Tunnel, ко мне подошел парень по прозвищу Крейз (Kraze) и сказал, что я сейчас как раз играю его запись. Я спросил его, подписан ли он на каком-нибудь рекорд лейбле, и он отвтеил, что нет. Я сказал, "Я был бы рад выпустить твою пластинку. Пойдем в студию”. Он с радостью согласился – он уже знал о моем лейбле Big Beat Records и слышал сингл "Join Hands." Мы отправились в студию, у нас появилась строчка «Вы все хотите, чтобы началась эта вечеринка» ("Y’all Want This Party Started"), и на ее основе мы создали еще одну запись в стиле хаус.

Вы были продюсером записи?

Да. Мы сделали запись с Kraze и выпустили ее, распространяя тем же способом – на тележке из супермаркета и в багажнике машины моего отца. На этот раз все было даже удачнее - запись раскупили в первый уикенд. Из всех магазинов мне звонили и просили еще по 25 копий. Потом стали звонить из Бостона, Вашингтона (округ Колумбия), из Майами, Техаса, Калифорнии. Прежде чем я успел опомниться, я только и делал, что каждый вечер я отправлял посылки в магазины Mom & Pop по всей стране. Затем мне стали уже звонить из Англии, Франции, Германии, Австралии и Италии с просьбой выпустить сингл по лицензии. Потом стали звонить из музыкальных издательств. Так что за очень короткое время я прошел интенсивный курс музыкального бизнеса на международном уровне. Поскольку я являлся фактически менеджером Kraze, мы с ним сели на самолет и полетели в Италию. Там он исполнял песню в клубах, а потом мы ехали в соседнюю Францию, раскручивая песню там. Мы также устраивали промо-туры по США. В итоге "The Party" продалась тиражом 300 000 копий, и это был явный знак, что я могу уйти с других работ и посвящать все свое время Big Beat, если мне удастся регулярно находить хиты.

Какие исполнители записывались на вашем лейбле Big Beat?

Я подписал контракт с группой Jomanda, и у нас был хит "Make My Body Rock." Затем я подписал Тару Кем (Tara Kemp) певицу из Сан-Франциско. Вскоре после этого мне позвонил Ирвинг Азофф (Irving Azoff), топ-менеджер. Он сказал мне, что только что запустил лейбл Giant Records, ему нравится песня Тары Кемп 'Hold You Tight' и он думает, что она могла бы стать его первым хитом на его лейбле. В общем, я подписал сделку с Ирвингом.

Как вы в итоге присоединились к Atlantic Records?

Когда я выпустил "Got A Love For You" группы Jomanda, мне позвонил Дуг Моррис (Doug Morris), который тогда был одним из председателей Atlantic Records. Он сказал: "Мне нравится эта пластинка, и я слежу за релизами Big Beat records в чартах и на радио, я бы хотел с вами встретиться". Это было в 1991 году. Как оказалось, и Дуг и Ирвин хотели купить мой лейбл, чтобы я уже работал на их компании. Я выбрал Atlantic – мне нравилась история этого лейбла; я вырос на музыке Led Zeppelin, Ареты Франклин и Отиса Реддинга. К тому же Atlantic Records находилась в Нью-Йорке, где я жил, а Giant - на западном побережье. Дуг мне сказал, "Я научу тебя, как делать бизнес на уровне большого лейбла – иди работать ко мне. Ты будешь вице-президентом отдела по поиску и продвижению новых исполнителей (на Atlantic), а параллельно сможешь заниматься и Big Beat". Так я стал работать на Atlantic, с тех пор прошло 20 лет.

Кто были первыми исполнителями, с которыми вы подписали контракты уже на Atlantic?

Я подписал контракт с Notorious B.I.G. Я также подписал Junior M.A.F.I.A., Lil' Kim, Aaliyah, и Timbaland. Я привлек R. Kelly в качестве продюсера, и он продюсировал для нас Changing Faces (группу в стиле R&B). Потом я подписал контракт на запись саундтрека к фильму Space Jam. R. Kelly продюсировал его, а также написал хит "I Believe I Can Fly." Затем я подписал P.O.D. (хард-рок группа, чей альбом поучил платиновый статус) и других. Я также нашел для лейбла такого успешного продюсера как Родни Джеркинс (Rodney Jerkins), он продюсировал для нас несколько успешных релизов (включая Brandy & Monica). В 2002 году я подписал Sean Paul, в 2003 - Shinedown.

В 2004 году, когда Warner Music Group была продана, это означало большие перемены для Atlantic?

Да, восемь лет назад у нас произошли перемены. Warner Music Group (которой владела Time Warner) была продана Эдгару Бронфмэну и частным инвесторам. И затем пришел Лёр Коэн (Lyor Cohen) в качестве вице-председателя Warner Music Group. Он способствовал моему продвижению и вместе с Джули Гринвальд (Julie Greenwald, председатель Atlantic) мы начали серьезно работать над обновлением Atlantic Records. Мы сфокусировались на 360 сделках (по условиям которых лейбл продвигает все интересы исполнителя, включая турне, атрибутику и публикации), это гораздо меньший список артистов, чем обычно, но так лучше фокусируешься на каждом релизе. И с тех пор дела идут хорошо.

Слияние Elektra Records с Atlantic тоже произошло в 2004 году?

Да. Мы объединили компании и перестроили их работу, стараясь стать передовой цифровой компанией. Нам надо было изменить саму суть компании, превратить ее из компании, продающей компакт-диски, в музыкальную компанию нового времени.

У Atlantic впечатляющий и очень разнообразный список исполнителей.

Для меня очень важно, что каталог Atlantic являет собой срез самых разных музыкальных стилей. Я всегда чувствовал, что если мне удастся привлечь лучших исполнителей в свои жанрах и у нас получится работать с ними успешно, то тогда мы построим новую компанию Atlantic. Поэтому (в 2008 году) мы решили вернуться к кантри музыке. Мы начали действовать очень напористо и подписали контракт с Zac Brown Band (группой, имеющей платиновый альбом). Контракт с Заком помог запустить Atlantic Nashville Records. Нам удалось подписать еще одного исполнителя по имени Hunter Hayes, чему мы ужасно рады.

Atlantic сейчас занимается и электронной музыкой.

Видя, что электроника процветает, я реактивировал Big Beat Records несколько лет назад, пригласил прекрасного генерального менеджера Лиз Миллер (Liz Miller), и у нас подобрался прекрасный каталог исполнителей. Первый контракт обновленный Big Beat подписал с Skrillex, затем были подписаны контракты с Martin Solveig и DJ Chuckie.

В последние годы у Atlantic по-прежнему сильные позиции в жанрах pop, urban и rap.

Конечно, мы продолжаем заниматься музыкой в стиле рэп: у нас есть T.I., Flo Rida, Lupe Fiasco, Sean Paul и B.o.B. Что касается urban – этот стиль представлен Trey Songz, Janelle Monae и Cee Lo Green. Мы подписали Gnarls Barkley через Downtown Records и недавно подписали Cee Lo отдельно на Elektra/Atlantic. Что касается поп-музыки, то у нас есть великолепные артисты такие как Bruno Mars, Jason Mraz и Rob Thomas. Надо упомянуть и наш рок-каталог: Kid Rock, Death Cab For Cutie, Paramore, Shinedown и Matchbox Twenty. Мы просто стараемся быть жизнеспособными в каждой музыкальной категории. Теперь у нас есть поп/рок трио fun., которое мы нашли через Fueled By Ramen (лейбл Джона Йаника (John Janick)), оно просто мегапопулярно. Йаник проделал потрясающую работу, запустив Fueled By Ramen. У нас также есть новая компания Elektra Records, которой руководят Джон и Майк Карен (John and Mike Caren) (один из президентов компании Elektra и исполнительный вице-президент отдела по поиску новых исполнителей на Atlantic).

Наши ряды пополнили несколько талантливых менеджеров, занимающихся продвижением новых артистов - Пит Ганбарг (Pete Ganbarg) (исполнительный вице-президент отдела по поиску новых исполнителей), уже упомянутые Майк Карен и Джон Йаник, Стив Ралбовски (Steve Ralbovsky) (президент Canvasback Records), которые подписали для нас таких исполнителей как Grouplove, The Joy Formidable и Fanfarlo. Матт Галле (Matt Galle) (у него Photo Finish Records) заключил контракт с 3OH!3. Так что, думаю, Atlantic стал еще и благоприятной средой для развития молодых и предприимчивых менеджеров – очень важно растить кадры новых предпринимателей в музыкальной сфере.

Вы как предприниматель и в прошлом владелец инди-лейбла считаете важной частью вашей стратегии как председателя Atlantic находить новых предпринимателей?

Конечно. Это очень важно найти новое поколение сотрудников рекорд-лейблов.

Несколько лет назад, я читал, как Atlantic объявила, что ее продажи цифровых записей превзошли продажи компакт-дисков. Это так?

Да, мы определенно были первым лейблом, у которого произошел прорыв в цифровом бизнесе, у которого продажи загрузок затмили продажи компакт дисков. Мы первый лейбл, который стал опробовать и интенсивно строить стратегию 360.

Это ваше обязательное условие, что когда новый исполнитель заключает контракт с Atlantic, он должен заключить и сделку 360?

Мы считаем это ключевым условием для эффективного продвижения артиста сегодня. Это позволяет нам предлагать потребителям то, что они хотят. Один потребитель хочет цифровую загрузку сингла и футболку, другой хочет билет на концерт и альбом, или они хотят фан-клуб и живое общение с музыкантом - мы предоставляем им это. Каждый хочет получить что-то свое. Наша способность реализовывать сделку и затем дать потребителю то, что он хочет - ключевое условие для нас.

В целом, как вы оцениваете состояние музыкального бизнеса на сегодняшний день?

Дела уже идут лучше. К счастью для нас, наш бизнес продолжает расти каждый год. У нас были очень неплохие годы даже в трудные времена для всей индустрии. Радует, что спад прошел, и появились такие артисты как Adele, Bruno Mars и Lady Gaga которые впечатляют, коммерчески успешны и при этом делают хорошую осмысленную музыку. Нам нужно держать планку очень высоко и выпускать качественные альбомы, вкладывая душу в создание и продвижение музыки. Сегодня потребители могут снимать сливки. Им не нужно обязательно покупать весь диск, чтобы получить одну песню, которая им нравится. Поэтому вы должны сделать так чтобы он хотел купить как можно больше песен. Я думаю, музыкальный бизнес сейчас переживает оздоровление, поскольку мы избавляемся от многих плохих привычек. Мы обязываем каждого быть эффективнее и прогрессивнее. Думаю данная ситуация просто обязывает отделять зерна от плевел. Климат довольно жесткий, но авантюрный. Думаю, важно продолжать развиваться и оставаться на передовой, не почивать на лаврах, искать постоянное что-то новое.

Bruno Mars стал одной из самых больших звезда на музыкальной сцене. Как вы подписали его на Atlantic?

У нас есть потрясающий исполнительный директор по поиску новых исполнителей – Аарон Бэй Шак (Aaron Bay-Schuck). Он нашел Бруно и разглядел в нем талантливого автора песен и исполнителя. К счастью, нам удалось заключить с ним контракт и Бруно - правда потрясающая креативная сила, как автор песен для других артистов нашего лейбла и как самостоятельный исполнитель. Ждем с нетерпением его новый альбом. Сейчас он как раз над ним работает.

Как глава компании вы занимаетесь управленческой работой, а продолжаете ли вы участвовать в творческой работе над проектами?

Да, я люблю помогать музыкантам, если им нужна моя помощь, и они приветствуют такое участие. Я всегда рад любому участию в работе над записью, даже просто в качестве внимательного слушателя.

Вы занимаетесь поиском песен для проектов ваших артистов?

Конечно, мне нравится общаться с авторами песен и продюсерами, открывать новые песни с их подачи. Все сотрудники нашей компании, которые имеют отношение к творческому процессу, находятся в постоянном контакте с авторами, продюсерами, издателями. Мы создали очень активную и напористую команду по поиску и продвижению новых исполнителей, которая всегда старается подобрать для исполнителям наилучший репертуар.

Ваши два главных менеджера по продвижению новых исполнителей – Пит Ганбарг (Pete Ganbarg) и Майк Карен (Mike Caren). А кто еще работает в этой команде?

У нас есть Пит и Майк, а также Джон Йаник и много других прекрасных менеджеров: Стив Робертсон (Steve Robertson), который занимается Shinedown и Paramore; Аарон Бэй Шак (Aaron Bay-Schuck) - он работает с Бруно Марсом и помогает с Flo Rida и многими другими проектами. Каждый вносит вклад в работу над многими проектами. Сэм Рибак (Sam Riback) занимается делами Jason Mraz и группы Death Cab For Cutie; Крис Моррис (Chris Morris) работает с Skrillex; Грегг Надель работает с Zac Brown Band; Цви Эдельман (Zvi Edelman) работает с Wiz Khalifa и Sean Paul; Даррейл Джонс (Darrale Jones) курирует Lupe Fiasco и Jaheim; и Эндрю Луфтман (Andrew Luftman) работает с 3OH!3 и Portugal The Man.

Впечатляет, что как глава Atlantic вы успеваете заниматься столькими жанрами музыки.

Я также сильно люблю музыку, во мне все еще живет ненасытное желание узнавать новое. Я стараюсь не отставать от жизни, покупая все новые релизы каждую неделю, слушая новинки как крупных лейблов, так и независимых. Стараюсь по возможности дружить со всеми жанрами, насколько это возможно.

Я слышал хорошие отзывы о вашей Atlantic Studio в Лос-Анджелесе.

Да там работают пять студий. Идея была взять по странице из истории великих музыкальных компаний всех времен. Есть традиция Atlantic и Motown Records – у них очень богатое наследие. Это сокровищницы хорошей музыки, где работали многие выдающиеся вокалисты, авторы, продюсеры, музыканты и звукоинженеры. И мы сегодня стараемся воссоздать ту атмосферу каждый день на Atlantic Studios. Майк Карен контролирует сессии и взаимодействие в студии.

У вас есть аналогичная студия в Нью-Йорке?

В Нью-Йорке у нас нет подобного студийного комплекса, но сейчас мы обсуждаем возможность его создания.

Я слышал, что у вас огромная личная коллекция виниловых альбомов. Это правда?

Да, у меня около полумиллиона виниловых долгоиграющих пластинок. Я всегда любил отслеживать историю музыки еще с тех времен, когда я был подростком.

Почему винил, а не компакт диски?

Я люблю виниловые пластинки. Когда появились первые компакт-диски, меня ужаснуло, как они звучали по сравнению с винилом. Я старался достать на виниле каждый более-менее значимый альбом, чтобы наслаждаться музыкой в том виде, в какой артист хотел ее донести до нас. В детстве я составлял списки альбомов артистов разных жанров, я землю рыл чтобы раздобыть всю их дискографию. Это касалось всех жанров – джаза, фолка, блюза, рока, регги и т.д.

Где вы храните свою огромную коллекцию альбомов?

У меня есть 12 или 13 комнат в хранилище, где аукционы Sotheby's и Christie's хранят многие предметы искусства. Еще рядом с моим домом я построил звукозаписывающую студию, где есть комната специально для прослушивания музыки, и там у меня хранится примерно 25000 альбомов, которые у меня особенно котируются. Для артистов Atlantic это своего рода развлечение приходить на студию и зависать в комнате, слушая альбомы из моей коллекции.

Вы очень успешны и как независимый предприниматель и как топ-менеджер Atlantic. Какой совет вы могли бы дать молодым людям, которые пытаются сделать карьеру музыкальном бизнесе?

Думаю, главное следовать своему сердцу, прислушаться к себе и понять - какая главная страсть в вашей жизни, что вас больше всего увлекает. Есть очень много уровней и возможностей реализоваться в музыкальном бизнесе. Все зависит от того, насколько вы упорны и как неутомимо вы преследуете своей цели, как хорошо вам удается не принимать слово «нет» в качестве ответа. Это актуально везде – будь то запуск собственного лейбла, музыкального издательства, компании, занимающейся менеджментом артистов, будь вы юрист, организатор выступлений, промоутер, издатель - надо делать все, чтобы вас заметили.

Во-вторых, важно связать свою деятельность с настоящими талантами, будь то автор песен или исполнитель Здесь важно распознать талант, найти лучшего из тех, кто есть в вашем распоряжении, а затем решить как с ним действовать. Есть много способов стать полезным и ценным в музыкальном бизнесе, если вы достаточно эрудированны и у вас хороший вкус. Важно также трезво оценивать свои слабые и сильные стороны и уметь использовать именно сильные качества.

Музыкальная Астрология от лейбла Atlantic Records

Вернуться в ЛЕЙБЛЫ ЗВУКОЗАПИСИ

Вернуться в РОК-МУЗЫКУ

Вернуться в КАРТУ САЙТА