Judas Priest 1971-1980 гг

JUDAS PRIEST
1971-1980 гг.
Рок-энциклопедия

Авторы: Сева Новгородцев, Лондон, 1990 г. + Pain Judas, Владивосток, 2012 г.


Пышно и раскидисто цветет этот коллектив, регуляно плодоносит виниловыми кругляками, ствол его уходит корнями в плодородную почву Бирмингема, откуда вышли также "Moody Blues", "Black Sabbat", "Electric Light Orchestra", Стив Уинвуд, два участника "Led Zeppelin" - Роберт Плант и Джон Бонэм.

Корни эти можно проследить не только в пространстве, но и во времени. 18 сентября 1970 года. Смерть Джими Хендрикса, задохнувшегося своей рвотой после передозировки барбитуратов. Бессмысленное это в своем ужасе событие глубоко потрясло молодого бирмингемца Кеннета Даунинга. Кеннет преклонялся перед Хендриксом, все стены его комнаты были увешены фотографиями и плакатами легендарного гитариста. В то время Кеннет, которого друзья называли двумя его инициалами, Кей Кей, занимался дома на гитаре и мечтал стать музыкантом. Был у него знакомый, который жил в том же микрорайоне и ходил в ту же школу. Звали его Иан Хилл, он готовил себя в басисты, но свои музыкальные увлечения до того трагического дня ребята держали про себя, и лишь со смертью Хендрикса, разговорившись по душам, выяснили, что серьезно увлекаются одним и тем же - музыкой "Крим", Джона Майала, Хендрикса - и тогда решили попробовать сделать что-нибудь вместе.

Judas Priest в молодости Барабанщиком стал еще один школьный приятель Джон Эллис, и новоявленное трио "прогрессивного блюза", как они сами определили свой музон, приступил к репетициям в старой школе. Школа эта, некогда бывшая церковная, обветшала, учеников в ней больше не было, и местный викарий превратил ее в репетиционную базу и сдавал местным группам классные комнаты за умеренную плату в 5 шиллингов, четверть фунта стерлингов в день. Кей Кей Даунинг вспоминает, что школа эта гудела разноголосыми рок-н-ролльными переливами, играть в ней можно было на полную катушку, соблазн был большой, и уж электричества никто не экономил. Группа Slade, к тому времени выпустившая уже несколько удачных пластинок, тоже частенько приезжала туда порепетировать. Их, как людей известных, викарий встречал бутылкой шерри-бренди с набором рюмочек - как никак, они были его лучшие клиенты.

Старая эта школа называлась Holy Joe's - "Святой Джо", и под крышей этого-то богоугодного заведения и репетировала группа свой прогрессивный блюз в течение следующего полугода. Однажды послушать их зашел на шумок довольно известный в местных кругах певец Алан Аткинс, а послушав, спросил - нельзя ли и ему присоединиться. Аткинс был не только вокалист, он хорошо играл на барабанах, на гитаре, писал песни. Короче, трио с большим энтузиазмом стало квартетом. До этого Алан Аткинс играл в местной группе под странным и несколько святотатственным названием Judas Priest - "Священник Иуда". Напомню, что Иуда - один из учеников Христа, предал его, и потом, в муках раскаянья, повесился на сухой смоковнице. Так вот бирмингемская "Джудас Прист", просуществовав всего несколько месяцев, распалась, потому что ее гитарист покончил жизнь самоубийством. Такая вот символика, такой вот пафос. Надо сказать, что Кей Кей группу Джудас Прист знал, и даже прослушивался туда однажды, прослушивался неудачно,- так что теперь, когда певец Алан Аткинс присоединился к безымянному трио, то Кей Кей Даунинг вспомнил распавшуюся группу и сказал - жалко, мол, название хорошее пропадает. Алан Аткинс связался с участниками старой группы и спросил каждого в отдельности не возражают ли они, чтобы их старое название было использовано. К счастью для нас с вами сегодня, ни один из них возражений не высказал и новая группа "Джудас Прист" справила свой день рождения первым концертом. Было это 16 марта 1971 года в зале "Сент Джонз Холл" в городке Эссингтон. Событие это, историческое по рокенрольным масштабам, проходило достаточно скромно: в зале было человек 60 или 70, новичков приняли хорошо и заработали они в тот вечер аж 6 фунтов стерлингов - это 7 руб. 20 коп. по партийному курсу обмена.

После игры в Эссингтоне ребята были приняты в местную рок-номенклатуру и стали профессионалами. В отличие от уважаемых моих коллег, музыкальных журналистов и критиков, для которых профессионал - это обычно синоним мастерства и качества, я хотел бы заметить, что считаю: профессионал - это тот, для которого избранное занятие является профессией. То есть он этим зарабатывает на жизнь. В этом смысле весной 1971 "Judas Priest" если и стали профессионалами, то не полностью. Зарабатывать на жизнь игрой в клубах не удавалось, денег катастрофически не хватало. Идти же на обыкновенную работу было в лом - как тогда репетировать? Иан Хилл регулярно посылал слезные письма матери с просьбой о двадцатке, Кей Кей сидел полтора года на пособии по безработице (семья на него давно махнула рукой), но вот барабанщик Джон Эллис продолжал держаться за дневную работу. К октябрю 1971-го, когда игр стало больше, ему пришлось выбирать между вольно-цыганской жизнью музыканта, при которой ужин не гарантирован и спокойной жизнью служащего, прирабатывающего музыкой на карманные расходы. Благоразумие победило, и 6 октября, когда "Джудас Прист" играли первое отделение в концерте "Slade", барабанщик Джон Эллис вышел на сцену в последний раз.

Ушедшего Джона Эллиса до конца года заменял Алан Мур, потом он ушел в группу под название "Sundance" - "Солнечная пляска", и на смену ему в начале 1972-го пришел негритянский музыкант Крис Кампбелл. География выступлений группы постепенно расширялась - тут уже был и Ливерпуль, и Манчестер и, наконец, Лондон. Первое выступление в столице ожидали с легким трепетом, приезд из промышленного севера в метрополию казался следующей ступенью к успеху. Реальность, однако, вышла прозаичной и суровой: выступать пришлось в пабе, т.е. в питейном заведении, на небольшой сцене, в скученном пространстве, перед довольно безразличной публикой - в общем, сплошное разочарование. Но надо было подниматься, расправлять слегка помятое самолюбие и идти вперед, навстречу ветру жизни. Ветер этот дул подчас до неприятного резко. Денег по-прежнему не хватало и временами так остро, что два человека - т.е. половина группы, певец Алан Аткинс и барабанщик Крис Кампбелл - поставили вопрос ребром: либо надо зарабатывать больше, либо надо расходиться. Никто, конечно, не мог обещать высоких заработков, и в молчаливом обоюдном согласии от Джудас Прист отвалилась половина. Оставшиеся двое - гитарист Кей Кей Даунинг и басист Иан Халл - стояли перед выбором: либо сложить оружие, либо искать новых рокенрольных бойцов. Были у наших двух оставшихся героев знакомые девушки: девушку Кей Кей Даунинга звали Карол Хайлз, у нее была подруга по имени Сью Халфорд, за которой и стал ухаживать басист Иан Хилл. Друзья-музыканты рассказали о своих злоключениях, и вот Сью Халфорд сказала, что у нее есть брат, зовут его Роберт, что он поет, и что он мог бы стать подходящим вокалистом для группы. Сью сказала брату о том, что "Джудас Прист" ищут певца и Роб Халфорд, договорившись, поехал на окраину Бирмингема в небольшую квартиру на большой разговор. Встретились, посидели, пригляделись друг к другу, обсудили музыкальные пристрастия. Вроде бы, все совпадало. Зашла во время этого разговора речь и о барабанщике, и Роб Халфорд предложил некоего Джона Хинча, с которым он играл в предыдущей своей группе Hiroshima - "Хиросима". После этого разговора вскоре все четверо собрались в школе Holy Joe, и, начавши вечером, репетировали до самого утра. Уже с рассветом, закончив, сложили инструменты, сказали: если хотите, место в группе за вами. За окном занималась красная железная заря...

Можно сказать,что уже в те годы Роб Хэлфорд был человеком исскуства, он работал осветителем театральной сцены и иногда приглашался в различные коллективы, как говорится для усиления вокальной секции, то есть он пел на подпевках, вторым голосом на концертах всевозможных групп. Гитарист К. К. Даунинг признался, что захотел попробовать Хэлфорда после того, как при первой их встрече услышал как Роб Хэлфорд подпевал вторым голосом звучавшей по радио песне в исполнении американской певицы Дорис Дэй, звезды 50-60 годов, и по времени и по географии достаточно далекой. А когда выяснилось, что Хэлфорд умеет играть еще и на губной гармонике, что в блюзовых командах тогда высоко ценилось, то уважительный интерес к нему возрос еще более. Таким образом Роб Хэлфорд через умение петь вторым голосом, что бесспорно требует музыкальной подготовки и внутреннего слуха, прочно занял место первого голоса в группе и Judas Priest большую часть 1973 года катались по вечерним рабочим клубам в разных частях Британии.

Ездили мини-автобусом вместе с оборудованием по принципу куча-мала, сами выгружали аппараты, сами их ставили, сами после концерта собирали. К. К. Даунинг и Хэлфорд между концертами много времени проводили дома, музицировали, пробовали разные идеи и записывали кучу кассет. Так постепенно лепился и формовался будущий стиль Judas Priest. В1974 году, зимой поехали на гастроли заграницу, первая поездка за бугор была в Голландию. В конце февраля попали в самые холода, денег на гостиницы не было, поэтому спали в гастрольном автобусе, морозы стояли такие, что солярка замерзала, по утрам зубы снегом приходилось чистить. Вернулись домой, отогрелись малость и в конце марта поехали в Норвегию. Вот там-то до группы и дошло известие, что небольшая пластиночная фирма под названием "Gull" (Чайка) желает заключить с ними контракт. Контракт был подписан 16 апреля 1974 года, для чего все четверо участников на день приехали в Лондон. Подписание контракта открывало дорогу к записи первой пластинки, однако дорогу эту преграждало одно оговоренное контрактом условие. Новые работодатели настаивали, чтобы в группе появился еще один гитарист. Второго гитариста фирма захотела добавить, потому что в большинстве своем тогдашние группы состояли из стандартных четырех человек и по составу были похожи как родные братья, а подчас даже не только по составу. Введение пятого человека по мысли фирмы "Gull" должно было изменить не только внешний фактор, но и следующую за этим структуру аранжировок и взаимосвязь групповых элементов. Пятым человеком, гитаристом стал Гленн Типтон.

Гленн Типтон до прихода в Judas Priest играл в группе под названием "The Flying Hat Band" (Летающая шляпа), вернее будет сказать не играл, а НЕИГРАЛ. Потому что музыкальная деятельность Летающей Шляпы превратилась к тому времени в музыкальную бездеятельность.У нее не было менеджера, отсюда не было концертов, отсюда не было денег. Так что Гленн Типтон принял приглашение присоединиться к Judas Priest поначалу из чисто житейских, практических соображений. Лишь потом, позже в процессе совместной работы, он понял, какое правильное решение он принял и вообще как ему повезло. Результатом этого нового содружества стал гитарный дуэт, родоначальник ДЖУДАСПРИСТОВСКОЙ двойной музыкальной атаки - элемент впоследствии скопированный многими группами. Нельзя сказать, что поначалу Judas Priest приняли условия пластиночной фирмы с восторгом. Им, привыкшим к жесткой экономии копеечных гастролей, для которых скудная выручка делилась на четверых, казалось нелепой расточительностью брать на себя обузу - пятый рот, кормить, как говорится, чужого человека. Но, как видите, не все решения воротил шоу-бизнеса идут в ущерб искусству.

Но вот командно-административный принцип, примененный на записи пластинки, дал серьезный творческий сбой. Фирма "Gull" наняла известного в те времена продюссера Роджера Бэйна, который работал с Black Sabbath на заре ее деятельности, вообще за Бэйном ходила слава продюссера тяжелого металла, он слыл этаким специалистом по музыкальному железу. При нем, при таком авторитете, рот раскрывать было даже боязно. Ребята полностью передоверились его вкусу и, как говорится, не пикнув, записали первый свой альбом, назвав его Rocka Rolla, который и был выпущен в свет 6 сентября 1974 года.

Разочарований у музыкантов было тогда несколько, во первых пластинка звучала как-то" без мяса",звучала слабо, хило. Вся энергия, вся жизненная сила, которая, казалось, била из музыки через край, когда записи прослушивали в студии, вдруг куда-то исчезла. Предполагали, что при нарезке матрицы уровень подрезали, чтобы он не выходил за рамки технических стандартов.

Короче, Judas Priest первой своей пластинкой остались недовольны. Недовольны еще и потому, что с оформлением их сильно подкузьмили, несколько объегорили. На конверте была нарисована покрытая каплями влаги пробка от кока-колы, на которой фирменным кока-кольским шрифтом была выведена надпись "RockaRolla". По мысли авторов эта невинная задумка уводила Judas Priest из категории оголтелых металлистов, что якобы должно было раскрыть для нее широкие слушательские слои, обширную аудиторию. "Зачем вам появляться на белый свет со штампом Тяжелый Металл на лбу"-говорили им в пластиночной фирме. По молодой беспечности, да и деловой неопытности на предложение фирмы ребята согласились, и, конечно же, вскоре очень об этом сожалели. Тяжелый металл, лишенный своей тяжести, пластинка оформленная в категориях обывательской красивости, не могла вызвать ни споров, ни страстей, а стало быть не вызывала ни ненависти, ни преданного обожания.

Поскольку первый этот альбом обладал почти нулевой подъемной силой, расчитывать приходилось только на себя. У Judas Priest, к счастью, была уже своя, честным рок'н'рольным трудом заработанная репутация концертной группы. На ней вот и продолжали ехать.

Ну, конечно, появление пластинки делу не вредило, потому что в тех местах, где их не знали совсем, пластинку всегда можно было показать, но не более. Первый квартал 1975 года Judas Priest провели на гастролях в Скандинавии, потом несколько месяцев вспахивали родную Британскую ниву. Тот самый клуб Марки, после выступления в котором удалось получить пластиночный контракт еще раз послужил взлетной площадкой, трамплином для прыжка. Judas Priest после серии удачных концеров пригласили принять участие в Редингском рок-фестивале, который проводится как всегда в 20 числах августа. Выступление в Рединге стало поворотной точкой в судьбе Judas Priest, впервые на них обратили глаза и уши не только десятки тысяч соотечественников, но и журналисты своей, а так же мировой музыкальной прессы. Их увидели и услышали рок-импрессарио заморских стран, вроде Америки или Японии. Однако не все увидели в выступлении в Рединге перспективы своего будущего, таковым в частности оказался Джон Хинч, барабанщик Judas Priest, который вскоре группу покинул. На смену ему пришел Алан Мур, который уже играл в группе 3 последних месяца 1971 года, так что теперь, 4 года спустя, он возвращался на правах если не члена семьи, то по крайней мере дальнего родственника.

Осень провели в репетициях нового материала, и в декабре 1975 засели в Лондонской студии "Morgan Studios" для записи второго альбома. Альбом "Sad Wings of Destiny" вышел в свет в марте 1976 года, через месяц поехали на британские гастроли, которые закончились в конце июля.

Второй альбом приняли лучше, его заметили, на концерты шла публика. Но при всем этом многообещающем успехе финансовый баланс выглядел плачевно, расходы полностью пожирали доходы, на жизнь денег совсем не оставалось. Обратились в родную фирму грамзаписи, та почему- то тоже развела руками. Положение получалось отчаянное, хоть на все четыре стороны расходись. И для того чтобы сохранить как-то группу и не потерять возможность когда-нибудь выбиться и время от времени выезжать на концерты пришлось снова устраиваться на дневную работу.

Гитарист Гленн Типтон пошел в садовники, басист Иан Хилл подрабатывал за баранкой миниавтобуса, а К. К. Даунинг по знакомству нашел поистине социалистическое предприятие.Он приходил туда по утру, получал какое-то задание, шел потом с бригадой в подвал, в дальний закуток, где никто их найти не мог и целый день резался с бригадой в карты.

"Мне платили дикие деньги,- вспоминает К. К. Даунинг, - 15 фунтов в день, я никогда в жизни таким богатым не был, при этом нельзя даже сказать, что я занимался битьем баклуш, нет, я просто палец о палец не ударял".

Но за всеми этими шутками и бравадой рабочего, а вернее сказать нерабочего человека, скрывалось упорное и неукротимое намерение выдержать и превозмочь. "Для нас это было тяжелое время, - вспоминает Роб Хэлфорд, - Через такие трудности проходят все группы, но многие не выдерживают, распадаются. Наш девиз был - держаться вместе! И слава богу, мы девизу этому не изменили".

К тому же в 1976 году на Британию нахлынула волна панк-революции, и вот, подобно тому как по весне из-под земли выстреливает невиданный сорняк, так и на Лондонских улицах появились молодые люди в нарочито аляповатых одеждах, в разноцветных волосах, с булавками в носу или амбарными замками на шее. Журналисты нашли новоявленных панков такими интересными и так ими увлеклись, что ни о чем другом и писать не хотели.

Группы типа Sex Pistols, Clash или Damned не сходили со страниц музыкальной печати. Панк-рокерам не обязательно было музыкальное умение. И вот в считанные месяцы крутая злая новизна почти вытеснила из рока музыку. Есть такая теория, что в критики идут неудавшиеся музыканты, как бы подтверждая это, десятки критиков обрушились на вчерашних кумиров, на их музыкальный стиль, списывая их всех со счетов истории. Вот в эту критическую мясорубку, в эту музыковедческую мукомолку попали и Judas Priest.

"Каждый длинноволосый музыкант, играющий в то время тяжелый рок, подвергался потоку оскорблений в печати. Критики делали идиотские саркастические замечания, откалывали какие-то школьные хохмы..." - вспоминает Гленн Типтон.

Однако, несмотря на разгар панк-революции, к концу 1976 года у Judas Priest появились новые менеджеры, которые сумели заинтересовать крупную международную корпорацию CBS. С фирмой Gull пришлось расстаться, и вскоре появился контракт с CBS, распространявшийся на территорию всего земного шара. По такому случаю тут же приступили к репетициям. И в каком месте?!!! В женском монастыре!

"Место это было превосходное,- вспоминает Гленн Типтон, - я думаю, что монашки согласились нас туда пустить, предполагая что Judas Priest какая-то церковная группа. Они даже пригласили выступить нас на чаепитии в монастырском саду. Но мы вежливо отказались и посоветовали пригласить кого-нибудь другого, более подходящего, ну например Элтона Джона".

К записи новой пластинки Judas Priest приступили в январе 1977 года, пригласив продюссером бывшего бас-гитариста Deep Purple - Роджера Гловера. Барабанщик Алан Мур снова к тому времени группу покинул, на смену ему пришел Саймон Филлипс. Записи шли хорошо, CBS с деньгами не куксилась, поэтому думать надо было не о том как подешевле, а о том как бы получше. Вот на таком новом подходе и была записана пластинка "Sin After Sin" (Грех за грехом), вышедшая в свет весной 1977 года.

После блестяще организованных фирмой CBS британских гастролей в апреле-мае 1977 года, концертов, триумфально закончившихся в лондонском театре New Victoria, группе дана была команда готовиться в дальнюю поездку. Путь лежал за океан- в Соединенные Штаты.

"Для нас, - вспоминает Гленн Типтон,- это было путешествие в нечто нереальное, мы выросли на американских телепрограммах с их бесконечными погонями и перестрелками, воображали что все так и в жизни на самом деле. Действительность же оказалась совершенно противоположной..."

Первый американский концерт Judas Priest состоялся 17 июня 1977 года в городе Амарилло, за этим последовали выступления по штату Техас и югу Америки вместе с группой REO Speedwagon. Америка не только перевернула представление о себе, но и поразила невиданным ранее размахом. Размахом во всем - бескрайний техасский степной простор, концертные аудитории на 7-8 тысяч человек и огромные порции в американских харчевнях. Еда, кстати, ребятам не понравилась.

"Во время этих гастролей,- вспоминает К. К. Даунинг,- я похудел, потому что есть ничего не мог, вспоминался дом и бутерброд с колбаской и помидорами".

Не только Judas Priest открывали для себя Америку, но и Америка открывала для себя Judas Priest, как первых представителей новой волны Британского Металла. Гастроли закончились в огромном Окландском коллизее совместным концертом с Led Zeppelin.

По возвращении домой Judas Priest приступили к работе над новой пластинкой с продюссером Денизом Маккей. Пластинка вышла в феврале 1978 года под названием "Stained Class". В английском языке есть устойчивое словосочетание- stained glass, то есть цветное или витражное стекло. Изменив одну букву сразу же полностью меняется смысл этого словосочетания, Stained Class - испачканный, запятнанный, опозоренный рабочий класс.

В концертах, последовавших за выходом пластинки, наметилась тенденция ставшая основополагающей для стилистики тяжелого металла. Judas Priest много и охотно экспериментировали со своей сценической одеждой. Роб Хэлфорд, как гоголевская героиня, неоднократно переодевался в продолжении пьесы, переодевался естественно не просто во что попало, нет - Judas Priest всегда внимательно и чутко следили за настроениями и вкусами своей публики и старались ее не разочаровывать. К 1978 году на волне той же панк-революции модным стал черный цвет, цвет гигиенический, ну гигиенический поскольку на нем грязи не видно, и от рок-группы, в одежде во всяком случае, ждали не столько артистической изощренности,как раньше, сколько простой уличной правды. Короче, Роб Хэлфорд стал выходить на сцену во всем черном и больше уже ни во что не переодевался. К осени 1978 эта эволюция костюма стала включать в себя изделия из хрома, юфти, шеврета и прочего. Другими словами Роб Хэлфорд покрывался черной кожей с отделкой из метгалантереи. В наши дни, когда черная кожа с заклепками и тяжелый металл неразделимы, трудно даже представить, что до 1978 года металлисты выходили на сцену в эластичных в обтяжку трико или в джинсовых комплектах.

Вот эта тяга к коже и вдохновила одну из песен следующего альбома под названием "Killing Machine" (Убийственная машина), вышедшего в свет в октябре 1978 года. Песня эта называлась "Hell bent for leather", можно было бы перевести это как "Одержимый кожей", но чтоб не подумали, что речь идет о телесном покрытии, выразимся более точно: "Одержимый кожматериалом".Американское отделение CBS выпуск нового альбома решило приурочить к началу больших гастролей группы. Они начались в Техасе 27 февраля и закончились 6 мая того же 1979 года. Для американского рынка название альбома было изменено, в США пластинка была названа "Hell bent for leather". От своего английского двойника пластинка отличалась не только названием, в нее была включена дополнительная композиция классической песни Fleetwood Mac "The Green Manalishi". Американские гастроли 1979 года прошли при полных залах.

В биографии группы альбом "Killing Machine" выделяется как веха, как верстовой столбик, потому что песня"Take on the world"(Бросаю вызов миру) с этой пластинки была выпущена отдельной сорокопяткой. Она была подхвачена радиостанциями, попала в список недели, поднялась до 14 места и Judas Priest были приглашены на еженедельную телепередачу TOP of the POPS, по тем временам передача довольно престижная.Понимая, что телевидение, в отличие от радио, - это средство видовое, Judas Priest приехали на телестудию с намерением ну, если не поразить своим видом, то уж по крайней мере запомниться. В дополнение к своему кожматериалу с заклепками Роб Хэлфорд прихватил с собой и хлыст фабричной работы. Хлыст, сплетенный из черной кожи, на жестокого вида рукоятке с отделкой серебром. Короче, это был не просто хлыст - это была художественная заявка, это был сценический реквизит для придания зловещей жестокости образа, ну и, наконец, намек на некий садомазохизм. В такой вот экипировке и появился Хэлфорд на записи передачи. Произошло замешательство. Спустя полчаса режиссер передачи подошел и вежливо попросил хлыст изьять. Известно, что Би-Би-Си, как национальная корпорация, придерживается каких-то рамок приличия и хорошего вкуса, но не позволяет себе при этом цензуры. Стали выяснять, что же за худсовет такой не дает, понимаете-ли, хлыстом пощелкать в телепередаче. И выяснилось, что инициатива идет вовсе не от Би-Би-Си, а от известного американского дуэта Дона и Марии Осмондс. Вся семья Осмондс- мормоны. У мормонов, с одной стороны, разрешено многоженство, а с другой семейная и бытовая нравственность соблюдается исключительно строго. Брат и сестра Осмонды, выросшие в такой среде, вынесли эту сектантскую чистоту и на эстраду. Достаточно было взглянуть на фотографию Осмондов с их беспорочными лицами и сияющими глазами, чтобы понять, что выступать в одной передаче с угреватыми металлистами в коже, ну, они еще могли кое-как, но соседствовать с хлыстом и с намеками на извращения в личной жизни им воспитанные принципы ну просто не позволяли. Они-то и поставили условия - либо хлыст, либо мы. Нечего и говорить, что жестокий инструмент был изьят, настроение у Хэлфорда испорчено, и бросать вызов миру, исполняя по телевизору песню "Take on the world" ему пришлось буквально голыми руками.

В июне засели в студии принадлежащей Ринго Старру, чтобы свести магнитные ленты, накопленные за время японских гастролей. Успех двух поездок в Японию был такой, что японское отделение CBS попросила выпустить альбом концертных записей специально для дальневосточных фанатов. Но когда сведение закончилось, качество записи оказалось таким высоким, что пластинку ребята решили выпускать не только на Дальнем Востоке, но и на всем мировом рынке.Альбом этот под названием "Unleashed in the East" (Разнузданный на Востоке) вышел в свет в сентябре 1979 года.

Выход альбома был приурочен к началу больших 10 недельных гастролей по Америке в первом отделении концертов группы Kiss. Группа Kiss тогда еще пользовалась гримом, киссовцы выходили на сцену размалеванные под сказочных животных и многие тогда предрекали, что они, как яркая игрушка, скоро всем надоедят и скоро будут забыты. Этого однако не произошло до сих пор. В эту поездку отправились с новым барабанщиком Дэйвом Холландом. Прежний барабанщик Ле Бинкс был техничный, подвижный и тонкий музыкант, но для концертной работы ему не хватало грубой силы. В момент рок'н'рольного завода и подъема на сцене он не мог выколотить душу из барабана. И вот, после длительных встреч и прослушиваний, выбрали наконец Дейва Холланда. Гастроли оказались успешными, и участники первого и второго отделений крепко подружились. Когда совместная поездка кончилась, Judas Priest, разогнавшись, решили продолжать на собственном пару и поехали выступать по своим заделам еще на полтора месяца.

К тому моменту известная мотоциклетная фирма Харлей Дэвидсон заключила с ребятами рекламный договор, по которому Judas Priest получили новенький, сверкающий хромовыми цацками двухколесный железный конь. И вот на этом Харлей Дэвидсоне начал выезжать на сцену Роб Хэлфорд в скрещении прожекторов и облаках стелящегося дыма.

Последний американский концерт 4 ноября был в Нью-Йорке, в зале Палладиум и транслировался по радио. Через несколько дней Judas Priest были в Европе, на этот раз в составе концерта AC/DC. Проездили с австралийской рок-шпаной аж до самого Рождества 1979 года. Подытоживая год, было за что поднять заздравную кружку. Совсем недавно, казалось, группа была на грани развала, а теперь, с набранным ею ускорением, недалек был и выход в космос, туда где для всей вселенной сияют рок-звезды.

ПРОДОЛЖЕНИЕ. 1980-1990 ГОДЫ


ПРОДОЛЖЕНИЕ. 1990-2001 ГОДЫ

ПРОДОЛЖЕНИЕ. 2001 ГОД ПО НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

ВЕРНУТЬСЯ В JUDAS PRIEST

СТУДИЙНЫЕ АЛЬБОМЫ

КОНЦЕРТНЫЕ АЛЬБОМЫ

СБОРНИКИ

СОЛЬНЫЕ АЛЬБОМЫ И ДРУГИЕ ПРОЕКТЫ ГЛЕННА ТИПТОНА


Бесплатные консультации по СЕО


Вернуться в РОК-ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

Вернуться в КАРТУ САЙТА