Журнал "Звук" август-сентябрь, 1995 г.
AL DI MEOLA. STANLEY CLARKE. JEAN-LUC PONTY
СТРУННЫЙ РИТУАЛ

Струнный ритуал. Звук август-сентябрь, 1995 г.

Al Di Meola. Stanley Clarke. Jean-Luc-Ponty

Прошло уже двадцать лет с того момента, когда эти молодые (в те годы) музыканты взялись за создание нового джазового стиля – фьюжна. Это музыкальное направление быстро завоевало авторитет, и его громкость, дерзость, безудержное нарушение традиций привлекло на свою сторону немало продвинутых слушателей из многомиллионной армии поклонников рока и вызвало тем самым противоречивые отзывы критиков. Фьюжн можно смело назвать одним из крупнейших «культурных взрывов» семидесятых.

Al Di Meola. Stanley Clarke. Jean-Luc-Ponty Гитарист Эл Ди Меола, басист Стэнли Кларк (уже две трети состава знаменитого фьюжн-бэнда «Return To Forever»!) и скрипач Жан-Люк Понти – основные представители фьюжна семидесятых вновь заявили о своей приверженности к ранее выбранному, а точнее, ими же созданному стилю. Их стойкость просто восхитительна! Проект «Rite of Strings» («Струнный ритуал»),предложенный Эл Ди Меолой своим коллегам, воплотился в жизнь.

Авторитетное и сильное трио выпустило свой альбом на фирме «I. R. S.» и пустилось в турне с гастролями, представляя на суд публики прекрасное звучание умного, но добреющего с годами фьюжна.

Что это, дань музыкальной моде или утверждение, будто «Return To Forever» не потопляем, что он, наоборот, совершенствуется и оживает вновь под другими названиями?!. Это трио чисто акустическое. Музыканты полностью отказались от барабанов. От этого их музыка вовсе не кажется скудной. Вероятно, разгадку можно найти в истории создания трио. Замысел проекта «Rite of Strings» принадлежит Эл Ди Меоле. Он дольше всех был связан с чисто акустической музыкой. После известного гитарного триумфа с Пако Де Люсией и Джоном МакЛафлином в альбоме «Friday Night San Francisco» Эл Ди Меола увлекся такой идеей и долгое время (почти все восьмидесятые годы) неуклонно шел по этому пути, совершенствуя свое мастерство акустического гитариста.

Но ностальгия по прошлому успеху «Return To Forever» не давала ему покоя, и Ди Меола поделился соображениями по поводу своего нового проекта со Стэнли Кларком, на что Кларк тут же согласился м взял на себя миссию убедить Жан-Люка Понтии присоединиться к ним. Понтии эта идея пришлась по душе, но ему показалось странным и сомнительным работать в подобном трио без привычных клавиш, барабанов и других инструментов. «Я не был уверен, что хотел бы участвовать только в акустическом трио, - сказал Понтии в одном из своих интервью. – Даже когда я начал играть джаз в далеких шестидесятых, в моем «боповом» альбоме был, по крайней мере, полный набор всех звуков, мало того, я даже собирался расширять диапазон и добавлять новое… Но в прошлом году что-то случилось, и я почувствовал, что вполне созрел для идеи акустического струнного проекта. Я решил, что мог бы поменять свой стиль работы ради классического исполнения. Единственное, что меня продолжало тогда особенно беспокоить, это сильное сходство с моим звучанием. Музыка и звук были настолько соединены вместе, что я чувствовал – выражение моего стиля и моих фраз будет очень тяжело реализовать на виолончели, я потеряю индивидуальность. Я определенно должен был «созреть» для подобной записи и иметь необходимое состояние души. Я серьезно практиковался в своей технике несколько месяцев. Я должен был находиться в самом благоприятном состоянии духа, в самой наивысшей форме. В конце концов, это меня и стимулировало».

Эл Ди Меола, в отличие от Понти, особых сомнений не имел. Им двигала неповторимая и единственная в своем роде магия гитарной игры, которую он упорно всем навязывал, но при этом ни в коем случае не покушаясь на индивидуальность каждого, что должно быть на переднем плане.

«Я хотел, чтобы все это выглядело по новому, комментировал свой проект Эл Ди Меола. Я пытался создать нечто на самом деле отличное от того, что мы делали когда-то в «Return To Forever», и особенно, дабы Понти проникся свежим дуновением фьюжна. Мы все вместе согласились с идеей того, что будем играть без барабанов, но тем не менее решили разбросать перкуссию по всем исполнителям насколько это возможно. Мы ждали, чтобы в итоге звучание было очень близко к «Return To Forever», но а исключением, конечно, новой единицы в нашем привычном составе – Жан-Люк Понти со своей виолончелью, единственно нежным и красивым инструментом. Понти отводилась роль «теплых красок» в нашем «спектакле».

Первые пробы были проведены у Кларка дома три года тому назад. Все прошло очень здорово. Проект находился на стадии воплощения, но у Жан-Люк Понти ближайшие годы были расписаны «от и до», и поэтому он не желал участвовать в проекте до тех пор, пока не завершит, по крайней мере, свое летнее турне по Западной Европе. Его планы все тормозили. Но неудержимое влечение Понтии к чему-то новому все-таки перебороло и разрушило его планы на будущее (от судьбы не уйдешь). И вскоре вся троица продолжила репетиции, а затем погрузилась в запись. Собственно, это и позволило им путешествовать с концертами в этом году. Результатом записи стали две популярные вещи Жана-Люка Понтии семидесятых годов (гимны, как «Renaissance») и вещь Стэнли Кларка «Song to John» - дань Джону Колтрейну, которую он записывал в свое время с Чик Кориа и Джоном МакЛафлином. Эл Ди Меола же «выдергивал» кусочки из своих недавних замыслов и даже их того, что он давно уже выкинул в корзину за ненадобностью.

Басисту Стэнли Кларку играть в чисто акустическом струнном трио не составляло никаких сложностей, и он прокомментировал свое участие в этой группе так: «Я всегда играл дома на акустическом басе, поэтому мне нет никакой разницы, играть с барабанами или без. Но это вовсе не значит, что мы собираемся забыть о существовании барабанов навечно. Просто это, как у артистов кино: мы собрались, набросали сценарий и вперед… Сегодня у нас роли такие, завтра другие, вот и все… С тех пор, как мы все стали работать по одиночке, как солисты, раз в год или два мы собираемся и что-то делаем совместно. Для меня, например, это очень легко, у меня вся жизнь только из этих ролей и состоит. Только для Жана-Люка Понти это в новинку и чуть сложнее войти в такой ритм, чем мне и Ди Меоле. Мы все должны были учиться заново, учиться играть втроем. Было, конечно, трудновато вначале, некоторые сложности загоняли нас в тупик. Я помню первую ночь во время репетиции, когда я взял соло в одной вещи и немного увлекся, потом заметил, что все просто остановились и недоуменно уставились на меня. Произошла как раз такая ситуация, как с клавишами и барабанами, когда перекладывается вся тяжесть ритма и фона на них. И самое интересное, что ни Понти, ни Элу не приходило в голову играть на заднем плане, предоставляя мне полную свободу действий как солисту. Впрочем, и у меня такой идеи тоже не появилось... - засмеялся Кларк. – Само собой разумеется, к этому надо было привыкать, приспосабливаться».

Проект «Струнный ритуал» по праву получил дорогу в жизнь, а участники проекта могли отпраздновать успешное преодоление противоречивого этапа в развитии джаза. Эти три музыканта блистательно стартовали в семидесятые годы и уже к началу восьмидесятых заработали себе репутацию талантливых соло-исполнителей. Для них это было очень вовремя, в те годы фьюжн уже бледнел и терял обороты, набранные в предыдущем десятилетии. И вполне естественно, что впоследствии каждый из них стал работать в своем собственном стиле, отдельно друг от друга.

Например, Жан-Люк Понтии получил классическое музыкальное образование, но перед тем, как начать свою соло-карьеру в семидесятых, он играл с такими музыкантами, как Фрэнк Заппа и Джон МакЛафлин. Далее, в восьмидесятых он был заинтригован африканской музыкой и стал работать в этаком афро-фьюжн стиле. Многие африканские музыканты обосновались во Франции, на родине предков Понтии, и, по иронии судьбы, сам Жан-Люк впоследствии переехал в Париж. Теперь ему приходится разрываться между Лос-Анджелесом и Парижем. Что ж, по крайней мере он смог восстановить свои культурные корни.

Стэнли Кларк и Эл Ди Меола тоже немало экспериментировали. Кларк существенно изменил представление о возможностях бас-гитары как солирующего инструмента, а Меола обогатил звучание фьюжна изящными испанскими и латиноамериканскими мелодиями. Но старая привязанность к музыке семидесятых оказалась сильней. Может быть, свою роль сыграли и ностальгические чувства – сладкие воспоминания о годах, проведенных в составе «Return To Forever». Но и теперь, в изменившемся мире джаза, это великолепное трио показало, что их еще рано сбрасывать со счетов и записывать в ветераны. Они вполне способны дать фору молодежи.

Но главное все-таки не «внутриджазовая» конкуренция – главное, что мы, слушатели, можем наслаждаться прекрасной музыкой, созданной этими гениями, прозрачное и изысканное звучание которой действительно наводит на мысли о ритуале. Священнодействие посвященных в смелую религию фьюжна.



Автор: Ян Беляев

Опубликовано 31.12.2015 г.
(28.11.2016 г.)

Фьюжн. Джазз. Return To Forever


Rite Of Strings



AL DI MEOLA 1994 ORANGE AND BLUE

ДЮК ЭЛЛИНГТОН

ЭЛЛА ФИТЦДЖЕРАЛЬД

ЛУИ АРМСТРОНГ

КЛАССИЧЕСКАЯ МУЗЫКА

ФОЛК-МУЗЫКА

НАЗАД В РАЗДЕЛ "ДЖАЗ МУЗЫКА"

В РАЗДЕЛ "ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ"


Струнный ритуал

Вернуться в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

Вернуться в КАРТУ САЙТА