Deep Purple. Из ада на седьмое небо. Fuzz, январь/февраль 1998 г.

DEEP PURPLE
ИЗ АДА НА СЕДЬМОЕ НЕБО
Журнал "Fuzz", январь/февраль (№1-2) 1998 г.

Стр. 30

Процесс поглощения аудионовостей бесконечен. И, наблюдая за очередной позиционной войной в британских чартах, я услышал знакомую до чуть ли не малейшего звука композицию - молодая группа "Kula Shaker" выбрала для своего сингла "Hush". Ровно тридцать лет назад этой же песней заявила о себе группа, чьё имя стало впоследствие одним из основополагающих в истории рок-н-ролла. Более того, на территории тогда существовавшей огромной страны CCCR название "Deep Purple" ("диппэрплу", "дип-папл", "диппурпле") в семидесятые было чуть ли не синонимом понятия "рок-музыка", а доморощенных гитарных героев то уважительно, то иронично величали "блэкморами".

Тот, первый сингл, вышедший 21 июня 1968 года на маленькой американской фирме "Tetragrammatone Records", принёс молодой английской группе первый успех в Штатах (в то время многие английские группы скорее получали славу и признание за океаном, нежели на родине) и Европе. С тех пор было всё - смены состава, амбициозные проекты Джона Лорда с Лондонским Симфоническим оркестром, вызвавшие у британской музыкальной критики первые благосклонные отзывы, триумфальные альбомы и не менее триумфальные гастроли, снова разногласия, раскол в группе и последующее воссоединение через десять лет - об этом написано в любой энциклопедии рока, историографии группы существуют на всех мыслимых языках мира, включая русский. Однако "Deep Purple" живы до сих пор, они выпускают альбомы, играют такие же восхитительные шоу. Наконец, они даже побывали в России. Увы, без своего “человека в чёрном", Ричарда Блэкмора. Не претендуя на всеобъемлющее исследование, попробуем проследить жизненный и творческий путь "тёмно-лиловых" последних пяти лет.

Во время европейского турне 1993 года извечный антагонизм Блэкмор-Гиллан достиг очередного пика - Ричи заявил, что не желает играть в одной группе с вокалистом, который путает слова и ноты. Название последнего на тот момент альбома "The Battle Rages On" ("Битва Разгорается") было, увы, нормой поведения внутри коллектива. Оба музыканта отказывались даже разговаривать друг с другом, общаясь посредством записок и жестов. Как поговаривают, основной причиной всё же была известная страсть Блэкмора к алкогольным вечеринкам и связанным с ними полночными безобразиями. 9 ноября, за полчаса до запланированного шоу в Бирмингеме он заявил, что не желает выходить на сцену.

"На гитаре у вас теперь пусть играет Эрик Клэптон" - с таким напутствием группа начала концерт без него. Однако через несколько минут, к своему соло в "Highway Star" oн всё же появился на сцене, облив по пути Гиллана водой из стаканчика. Выплеснув все свои отрицательные эмоции в гитару, он отыграл концерт со здоровой рок-н-ролльной злостью, нехарактерной для его шоу последних лет. После концерта он заявил коллегам по "Deep Purple", что по окончании европейского тура он безоговорочно покидает группу. Таким образом, в последний раз Ричи сыграл в составе "пурпурных" 17 ноября 1993 года на стадионе "Яахали" в Хельсинки. А злополучный бирмингемский концерт был издан на видео- и аудионосителях под названием "Come Hell Or High Water".

Лорд: "За много лет существования мы стали верить в то, что группа немыслима без Ричи. Он сам постоянно убеждал нас в этом. Когда он покинул группу, у нас уже были запланированы 8 концертов в Японии, билеты на которые были распроданы. И он сделала Гиллана ответственным за всё, заявив, что тот не в состоянии петь. Но Иэн тогда пел просто ангельски, просто фантастически. Ричи, как и другие безмерно талантливые люди, очень сложная персона. Он был необыкновенно индивидуален в своей игре. Я говорю "был", поскольку в последнее время он играл без огонька, его игра стала усталой, безжизненной. И он был непредсказуемым человеком, всё время доставляющим беспокойство другим. Иногда он отказывался выходить на бис. Иногда просто покидал сцену во время концерта. Всегда было сложно создавать здоровую атмосферу в группе. Ричи хотел превратить нас в некое подобие "Rainbow". Отказывался принимать наши идеи, хотел играть только своё, заявляя при этом, что, дескать, у Лорда не появилось ни одной новой музыкальной идеи за последние 25 лет".

Однако концерты было запланированы, и японские тур-менеджеры, заинтересованные в том, чтобы они состоялись любой ценой, предложили оставшимся участникам группы подыскать временную замену Блэкмору. Более того, именно они порекомендовали Джо Сатриани, гитарного "героя нашего времени", столь же индивидуального по манере игры, как и Блэкмор. Помимо чисто деловых аспектов, "Deep Purple" стало просто любопытно, что же получится без Ричи. Прошлый подобный опыт двадцатилетней давности оказался малоуспешен - с американцем Томми Болиным группа просуществовала всего год. И это был, мягко сказать, не самый лучший год в их истории. Тем не менее, они созвонились с Сатриани, и он попросил несколько дней не раздумья, но уже через час сам перезвонил и сообщил, что принимает предложение. Материал группы ему был более чем знаком - будучи подростком, он частенько переслушивал классические альбомы группы, и поскольку Блэкмор, наряду с Хендриксом, Бэком и другими гитарными героями, был его кумиром, ему было лестно ощутить себя "частью "Deep Purple", тем более что для него это был в какой-то степени новый опыт после десятилетия сольной работы, снискавшей ему имидж анархиста. Любопытно, что Ричи Блэкмор в разговоре с Роджером Гловером одобрил этот выбор, поскольку ему, по его словам, было бы крайне неприятно, если кто-нибудь, занявший место гитариста, стал бы полностью имитировать его стиль.

В декабре 1993 Сатриани отыграл положенные японские концерты. По словам Джо, ему понравилось играть в группе, настроение во время гастролей было отличное, и он, к его некоторому удивлению,увидел не "рок-динозавров", а людей, способных, несмотря на накопленный годами огромный музыкальный опыт, воспринимать новые стили, новое звучание. Кроме того, он оказался в восторге от Гиллана как певца и его образа жизни, считая его "настоящим типом рок-вокалиста". "Группа предоставила мне всё необходимое пространство для того, чтобы я мог играть так, как мне нравится. Иэн Гиллан предложил играть огромное количество вещей, которые они никогда раньше не играли на сцене. К примеру, "When The Blind Man Cries", "Maybe I'm Leo". Это должно быть восхитительно". И в июне следующего года состоялось небольшое турне по Европе. Но было ясно, что постоянным членом группы Джо не станет (а после японского тура такое желание было обоюдным) - слишком разными были их представления о музыке. Официальных записей в то время сделано не было, но на концертных бутлегах их совместного тура заметно, что Сатриани очень уж вольно обращается с репертуаром "Purple", по привычке забивая своей гитарой всех остальных. На концертах исполнялись и некоторые его сольные композиции - так "Sutch Boogie" с альбома Сатриани "Surfin' With The Alien" стала частью гитарной импровизации в "Lazy". Кстати, по количеству концертных бутлегов (записи, сделанные из зала, радио- и телешоу), сделанных за всю историю существования группы, "Deep Purple" побили все мыслимые и немыслимые рекорды.


ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


Оригинал статьи. Стр 30-31

Deep Purple. Из ада на седьмое небо

Журнал Fuzz, январь/февраль 1998 г.



ПРОДОЛЖЕНИЕ

Гастроли с Сатриани вселили в группу уверенность в своих возможностях, столь долго и методично подавлявшуюся диктатом Ричи, и когда все концерты были отыграны, было решено искать постоянного гитариста. Менеджеры подкинули "пурпурным" простую идею - написать каждому на своём листке список возможных кандидатов, и потом, сравнив их, выбрать одного. Имя Стива Морза оказалось в списке каждого. Гиллан позвонил его менеджеру, тот дал согласие, и, поговорив непосредственно с самим Морзом, они решили встретиться, поджемовать и посмотреть, что из этого выйдет. Результат - Стив занял место постоянного гитариста "Deep Purple", дав группе новые возможности для творчества. До этого он был известен по работе с группой "The Dixie Dreggs", кратковременным участием в "Kansas", позднее своим сольным проектом "Steve Morse Band", неоднократно признавался журналом "Guitar Player" лучшим гитаристом года, и его игра, как гласит легенда, была объектом зависти самого Блэкмора ещё в те времена, когда он и не помышлял уходить из группы.

Гиллан: "Нам нужен был тот, кто был бы в большей степени личностью, нежели просто человеком, играющим на гитаре. Мы искали великого музыканта. Если бы мы искали копию Ричи, то таких музыкантов тысячи, начиная с Ингви и заканчивая кем угодно. Им оказался именно Стив Морз. Я слушаю записи "Dixie Dreggs" уже Бог знает сколько лет. Он музыкант с большим чувством вкуса. К тому же очень интеллигентный человек, с великолепным чувством юмора".

После мексиканского мини-тура в конце декабря 1994 года все окончательно убедились в правильности выбора - Морз играл концерты легко, вернув в группу здоровое созидательное начало и желание играть и сочинять вместе. Музыка "Deep Purple" была ему также очень знакома и близка - слушая их пластинки много лет назад, он осваивал гитарное искусство. Но, выработав с годами свой стиль, он не старался теперь полностью имитировать блэкморовские соло, оставив оригиналы только там, где это было действительно необходимо - в "Highway Star" и "Smoke On The Water". Более того, в рядах "пупурных" он получил гораздо большую свободу импровизации, чем в предыдущих своих проектах.

В ходе гастролей стали нарабатываться задумки для нового альбома. Запись его происходила во Флориде с февраля по сентябрь 1995 года, изредка прерываясь непродолжительными гастрольными поездками (во время одной из таких поездок, 17 февраля, группа выступила на южноафриканском радио - помимо интервью Лорд, Гловер и Морз сыграли unplugged несколько инструментальных версий классических хитов группы, и эта запись была издана бутлегом). Работалось очень легко, с удовольствием, все предлагали свои идеи, манера игры Джона Лорда и Иана Пэйса обрела былую свободу и раскрепощённость - такого, по их словам, не случалось уже двадцать пять лет, с момента работы над "In Rock". Впервые за много лет в процессе записи было написано гораздо больше материала, чем необходимо для альбома, и было из чего выбирать. Тексты песен, по обыкновению, сочиняли Гиллан и Гловер, и в ряде случаев, как в "Somebody Stole Му Guitar" или "Hey Cisco", сюжетами их стали реальные истории.

Гиллан: "Мы продюсировали весь альбом сами, как мы обычно привыкли. И правда, мы давно этого не делали. Когда все песни записывались, они были сыграны группой, играющей как группа. До этого мы делали так - записывали дорожки барабанов, затем каждый отдельно свою партию по мере написания, потом Роджер Гловер прослушивал все эти 96 гитарных соло, выбирая по кусочку оттуда-отсюда. Это ни хорошо и ни плохо, обыкновенная лишённая сердца студийная работа. Но я не думаю, что это заменяло свободу живого исполнения".

Альбом "Purpendicular" вышел в феврале 1996 в Европе и Японии, месяцем позже в Штатах и Англии (японское и американское издания, как часто бывает, содержали bonus-track) и был с интересом встречен даже теми, кто давно поставил на группе крест, разочарованный предыдущими студийными работами. Он начинается мощным гитарным риффом в "Vavoom: Ted The Mechanic", и это звучит своего рода приветствием: "Хелло! Это Стив Морз, наш новый музыкант, просим любить и жаловать!". При обсуждении порядка песен все проголосовали за неё как за первую в списке. Материал очень разнообразен - типичные для "Purple" хард-роковые номера "Cascades: I'm Not Your Lover" и "Somebody Stole My Guitar", великолепные баллады "Loosen My Strings" и "Sometime I Feel Like Screaming", спетые Иэном Гилланом так, как ему, пожалуй, давно не удавалось. "The Aviator" написана преимущественно Морзом (на альбоме, как и в начале семидесятых, авторство каждой песни разделено поровну между всеми участниками) и навеяна его любовью к британской фолк-музыке, что не характерно для "пурпурных" ("Я большой любитель "Led Zeppelin", - говорит по этому поводу Стив). Впервые с 1984 года, с альбома "Perfect Strangers", ставшего началом воссоединения группы, поклонники группы остались довольны по-настоящему.

15 февраля группа отправилась в восемнадцатидневное турне по Британии в поддержку свежевышедшего альбома, выбирая в качестве мест для выступлений небольшие залы на две-три тысячи человек. После многочисленных выступлениях на стадионах им гораздо приятнее было играть перед небольшими аудиториями, доставляя удовольствие от хорошей игры прежде всего себе - по мнению всех них, это был самый лучший тур "Deep Purple". Помимо нового материала, они играли и свои старые номера, которые публика так привыкла слышать живьём, но сейчас они решили отклониться от неизменного со времён "Made In Japan" списка, и для этого появилась возможность, поскольку Блэкмора было очень трудно убедить играть что-то иное. В концертной программе "The Purpendicular Tour" нашли своё место старые композиции, давно или вообще не игранные на сцене. С удовольствием исполнялись "Maybe I'm Leo" и "Pictures Of Home", "Bloodsucker" и "No One Came", и даже "Mary Long" и "Rat Bat Blue". Украшением концертной программы стала восхитительная баллада "When The Blind Man Cries", не вошедшая ни в один альбом группы (она была издана в 1972 году на обратной стороне сингла "Never Before") и потому пребывавшая в незаслуженной безвестности.

После небольшого перерыва состоялось второе европейское турне, в рамках которого группа побывала 23 июня в Москве, отыграв на на большом фестивале в качестве хэдлайнера вместе со "Status Quo". А шестью днями ранее состоялся концерт в парижском зале "Олимпия", который был полностью записан и издан "EMI Thames" под названием “Live In Olympia ’96". Издание получило статус "официальный бутлег" - запись не была редактирована, оформление составлено из многочисленных фотографий разных концертов, присланных фанатами по просьбе группы. Забавная особенность - на этом концерте в некоторых номерах им подыгрывает трое французских трубачей - прямо перед концертом они подошли к "пёрпловцам" и обратились с просьбой поучаствовать в шоу, что было встречено положительно. Второй европейский "Purpendicular Tour" завершился выступлением "Deep Purple" на "Mountreax Jazz Festival". Этот концерт был назван "Smoke On The Water 25-th Anniversary" - в этом швейцарском городе на берегу Женевского озера произошли все те события, благодаря которым появился на свет их всемирно известный хит. Отыграв десять номеров, группа на довольно долгое время покинула сцену, но затем вернулась, чтобы исполнить "Smoke On The Water" на бис. До этого подошедший к микрофону Иэн Пэйс долго вспоминал подробности того вечера и последующего написания песни, затем Лорд и Стив Морз заиграли начальный рифф - аудитория была поставлена на уши. Всё закончилось фейерверком, повторившим картину давних лет. К счастью, на этот раз ничего не сгорело.

После концертов в Японии, Северной и Южной Америке группа вернулась в Орландо, штат Флорида, сочинять и записывать новый материал для нового альбома. Этот альбом нам ещё предстоит оценить - выпуск его в Европе запланирован на весну 1998 года. Параллельно Джон Лорд закончил работу над своей сольной пластинкой, которая, по его словам, должна выйти 1 марта 1998 года на "Virgin Classics" под названием "Person Within'". Сейчас они вновь колесят по Америке с туром "House Of Blues", исполняя среди всего прочего, "Seventh Heaven" с будущего альбома, который, скорее всего, будет называться так же, и полную версию "Woman From Tokyo". Они чувствуют себя заметно помолодевшими в душе, и хотя старожилам группы за пятьдесят, они не считают это проблемой. "Для классических музыкантов возраст ничего не значит, а блюзмэны уже рождаются старыми", - так считает Джон Лорд, самый старший в группе. Они по прежнему любят хорошие вечеринки - часть кочевой жизни рок-музыкантов.

Гиллан: "Большинство из гастрольных историй сильно преувеличены. Вечеринки действительно бывали весьма дикими, особенно когда мы были моложе. Мне до сих пор нравится это, нравится дорожная жизнь. Это очень здорово, когда ты отыграл шоу, отдал столько энергии, но у тебя всё ещё вырабатывается адреналин, раньше трёх утра ты не заснёшь и ты ищешь кого-то, кто бы тебя в этом поддержал. Но это было не совсем так, как мне доводилось слышать из многих историй о нас же. Мои друзья - прежде всего очень хорошие музыканты и очень интеллигентные люди. Мы нигогда не употребляли наркотики, верите или нет, а что касается выпивки - это просто часть нашего окружения, нашей культуры. Мы знаем, когда остановиться, чтобы тебе не стало дурно или чтобы не устроить драку или какие другие сумасшествия. Мы сильно выпивали раньше, отрываясь на вечеринках диким образом, но вы же знаете, когда у тебя много выпивки, ты можешь допиться до пьяных безобразий, но в хорошей компании вам не кажется спиртное лишним, так же не казалось и нам. У нас столько же энергии, как раньше, но мне кажется, это выглядит глупо, когда пятидесятилетние дядьки резвятся, как дети. Мы активно отдыхаем, занимаясь спортом. Мы не играем, как раньше в футбол, но я люблю плавание, люблю каноэ, и мы все играем в теннис. Это важно - сохранять здоровье. Когда ты живёшь на диете из кофе, спиртного и сигарет, тебе нужен свежий воздух, витамины и здоровая пища, здоровый образ жизни, когда ты попадаешь домой".


Опубликовано 23.11.2015 г.


Оригинал статьи. Стр 32 и 50

Рок-энциклопедия

Оригинал статьи, четвертая часть


Deep Purple

ИНТЕРВЬЮ С ГЛЕННОМ ХЬЮЗОМ

ИНТЕРВЬЮ С ДЖОНОМ ЛОРДОМ

ИНТЕРВЬЮ С РИТЧИ БЛЭКМОРОМ

Бесплатные консультации по СЕО от Deep Purple

СТУДИЙНЫЕ ПЛАСТИНКИ "DEEP PURPLE"

НАЗАД В "DEEP PURPLE"

НАЗАД В "ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ"

НАЗАД В РОК-ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

КАРТА САЙТА